Главная » Блоги » Из Беларуси » История грехопадения

История грехопадения

+2
Голосов: 2
Автор: Евномий
Опубликовано: 1836 дней назад ( 3 ноября 2014)
...И сказал змей жене: подлинно ли сказал Бог: не ешьте ни от какого дерева в раю?
2 И сказала жена змею: плоды с дерев мы можем есть,
3 только плодов дерева, которое среди рая, сказал Бог, не ешьте их и не прикасайтесь к ним, чтобы вам не умереть.
4 И сказал змей жене: нет, не умрете,
5 но знает Бог, что в день, в который вы вкусите их, откроются глаза ваши, и вы будете, как боги, знающие добро и зло.
6 И увидела жена, что дерево хорошо для пищи, и что оно приятно для глаз и вожделенно, потому что дает знание; и взяла плодов его и ела; и дала также мужу своему, и он ел.
7 И открылись глаза у них обоих, и узнали они, что наги, и сшили смоковные листья, и сделали себе опоясания.
8 И услышали голос Господа Бога, ходящего в раю во время прохлады дня; и скрылся Адам и жена его от лица Господа Бога между деревьями рая.
9 И воззвал Господь Бог к Адаму и сказал ему: [Адам,] где ты?
10 Он сказал: голос Твой я услышал в раю, и убоялся, потому что я наг, и скрылся.
11 И сказал [Бог]: кто сказал тебе, что ты наг? не ел ли ты от дерева, с которого Я запретил тебе есть?
12 Адам сказал: жена, которую Ты мне дал, она дала мне от дерева, и я ел.
13 И сказал Господь Бог жене: что ты это сделала? Жена сказала: змей обольстил меня, и я ела.

Так Библия описывает историю грехопадения.
Змей действует как наркодилер, обрабатывающий новичка – поступившего в ВУЗ студента, который до сих пор не знал ничего, кроме родительского дома и его нравственных устоев.
Итак, есть продукт. Прародители предупреждены, что он для них смертелен – как родители предупреждали сына, что наркотики – это плохо. Однако на территории ВУЗа (а рай – это была именно школа, в которой человек учился быть сыном Божиим по благодати) появляется некто, кто активно уверяет, что ничего страшного не произойдет, наоборот, человек столько для себя откроет! Причем наркодилер умело пользуется ошибками Евы. Первый его вопрос ложен: «подлинно ли сказал Бог: не ешьте ни от какого дерева в раю?» Он гиперболизирует заповедь Творца о невкушении плода, распространяя его на все деревья рая. И добивается результата: у Евы пробуждается любопытство, и она вступает в беседу со змием. Это была его первая задача: привлечь к себе внимание, и он ее достиг. Далее, Ева допускает вторую, после вступления в разговор, ошибку.
Она отвечает: «…только плодов дерева, которое среди рая, сказал Бог, не ешьте их и не прикасайтесь к ним, чтобы вам не умереть». Отвечая отрицательно на вопрос змия, она, вместе с тем, и сама допускает преувеличение заповеди. Бог предупреждал, чтобы прародители не вкушали от древа, в восприятии же Евы нельзя даже прикасаться под страхом смерти. А теперь можно представить, как это обычно и изображается на картинах, что этот змий сам обвился где-то на ветви, и показывает своим видом: вот, я прикоснулся, и живой, однако… «Да кто сказал тебе, что от алкоголя (наркотиков) умирают? Твои родители просто не хотят, чтобы ты взрослел, чтобы ты всю жизнь был под их опекой – вот и не позволяют тебе пить (или наркотики). Я вот раз в неделю употребляю спайс, и ничего, все под контролем, никакой зависимости. Зато знаешь, как себя чувствую?! Да ты и представить себе не можешь! Ну, так что, слабо?»
Пропаганда действует эффективно. С этого момента у Евы меняется взгляд. Теперь она смотрит на плоды дерева, на мир, через призму идеологии потребительства, а не заповедей Бога. Плод к себе манит. Увлекаясь воображением, что может дать ей вкушение, она попросту забывает о Творце, о Его предупреждении. Все предстает в ином свете.
«И увидела жена, что дерево хорошо для пищи, и что оно приятно для глаз и вожделенно, потому что дает знание». По апостолу Иоанну Богослову – похоть плоти, похоть очес и гордость житейская. Эйфория, обладание тайными знаниями (эзотерика), раскрытие скрытых способностей, преодоление ограничений, возможность стать богом, - все это пьянило и манило. И рука протягивается к плоду. Объявляется самовластие. Теперь мир принадлежит человеку не как дар, а как подчиненный ему его же волей, могуществом и разумом. И в состоянии этого наркотического упоения, когда кажется, что теперь весь космос со всеми его мирами – на ладони – Ева вовлекает в эту эйфорию и Адама…
Только наркотический эффект не длится вечно. Наступает «утро», когда возвращается сознание. В том числе – и сознание происшедшего. И то, что вчера казалось «расширением сознания» и богоподобием – сейчас воспринимается как пьяный кураж, алкогольное безумие. И – ужас от совершенного преступления – против Бога, против любви. Против человечности: «и все хорошее в себе поистребили».
Теперь остаются – боль за сделанное, стыд, чувство вины. А еще – Адам и Ева стали друг другу чужими. Стыд и чувство вины – разъединяют. Больно смотреть друг другу в глаза, помня, что вчера мы вместе сделали. Потеряна целостность. Они уже видели в себе не образ Бога, а – плоть. И эта нагота заставляет как-то закрыться, что-то надеть, чтобы не так виднелось открытое без-образ-ие. «И открылись глаза у них обоих, и узнали они, что наги, и сшили смоковные листья, и сделали себе опоясания».
И в этот момент в раю ощутимым образом является Творец.
Наверное, Адам и Ева почувствовали то же, что чувствует после употребления вещества человек, когда утром к нему заходят родители, доверие и любовь которых он вчера предал. Они не осуждают, у них в глазах– скорбь и боль. Только лучше бы ругали. А еще лучше – не видеть их сейчас. И без них в душе погано, а присутствие их любви – еще больше усиливает чувство вины. А поскольку, что делать с этим чувством – неведомо, нет готовности к раскаянию – срабатывает защитный блок: отгородиться от них. И прародители пытаются спрятаться от Бога (печальный юмор – хотели обрести знания, а в результате – пытаются спрятаться от Всевидящего – совершенно неумное действие; так грех искажает способности человека).
Бог понимает их состояние, и не «вламывается в спальню». Он, как бы не видя их, взывает: «Адам, где ты?». И это вопрос не о месторасположении, а о его внутреннем состоянии. Это – мягкий призыв выйти из панциря стыда и вины, открыться, возвратиться с покаянием, сказать: «Прости!» - и получить прощение и исцеление. Это – попытка помочь человеку справиться с самим собой, встать от падения. Но грех уже заразил Адама. Трагедия грехопадения продолжает развертываться, как коррозия, все более проникая в существо прародителей. Адам, фактически, не слышит послания в вопросе Бога, или делает вид, что не слышит. Ведь легче закрыться, уйти от общения, остаться там, в падении – и в компании себе подобных, чем – покаяться. Ибо покаяние – это больно, оно требует труда и изменений. А пробужденный эгоцентризм мешает этому. Не хочется убирать это сладостное гипертрофированное «я». И потому, на прямой уже, вопрос Бога - «не ел ли ты от дерева» - в котором все еще звучала надежда на преодоление Адамом своих защитных механизмов, вырабатываемых болезнью – Адам попросту перекладывает свою вину на Еву, та – ни змия…
Перед нами – описание того отрицания болезни, которое совершают тысячи алкоголиков и наркоманов, с целью защитить свое употребление и отказаться от предлагаемой реабилитации. Психологи и сотрудники реабцентров поймут, о чем речь. Есть прямое отрицание – «я не наркоман; я не пил». А есть – косвенное, и более коварное. Человек признает наличие употребления, но, включая рационализм, находит ему объяснение – от «дня рождения друга» до того, что его «спровоцировали»: «плохой день; плохой руководитель; да это ребята на курсе уговорили, ну, не мог отказать!».
Это отрицание, эта защита от тех, кто любит (но больному сознанию они рисуются как враги – ведь они «учат жить», они «не хотят принимать меня, какой я есть» - «да отстаньте от меня!») сводят на «нет» все попытки помочь преодолеть защитные механизмы. Сознание наркоманской субличности окончательно взяло «верх» над здоровой частью. И теперь, чтобы помочь и спасти – остается только одна возможность: метод «жесткой любви» - позволить зависимому один на один остаться со своей зависимостью, и понести все последствия своих поступков, чтобы «острая боль» пробудила здоровую часть и дала возможность зависимому осознать свою болезнь. И самому, уже по-настоящему, попросить о помощи. Прародители утеряли рай, чтобы вдали от него, вкусив сполна плоды своего выбора – осознали, что потеряли – и покаялись… Так родители и родные зависимого, обучаясь в программе Ал-Анон (Нар-Анон) – предельно отстраняются от болезни близкого и выставляют самые жесткие границы, вплоть до отселения – в надежде, что, перестав быть «обезболиваемым» и спасаемым ими от последствий употребления, но при этом зная, что его любят и ждут – тот пробудился и захотел вернуться в отчий дом. И этот метод – эффективен. Многие наркоманы и алкоголики поступают в центры реабилитации, или начинают работать в группах взаимопомощи типа АА, АН – именно тогда, когда почувствовали, что они уже «на дне», и нет уже «лазеек», чтобы выкарабкаться, при этом реально ничего не меняя в своей жизни. Адам и Ева потеряли рай – и принесли покаяние, смиренно приняв возвещенные Богом наказания, пролив пот для добывания «хлеба насущного», живя – и пребывая по смерти – в ожидании обетованного Спасителя, Который, принеся себя в жертву за грехи всего мира, и сойдя за ними в ад – возвел их «паки в рай», просвещая «блистаньми Воскресения»…
607 просмотров
Комментарии (5)