Главная » Блоги » Из Беларуси
Администратор блога: Евномий
+115 RSS-лента RSS-лента

Из Беларуси

Рождается новая группа в Беларуси!
Выполняю приятное поручение новооткрываемой группы.
30.12.2018 года в 14.00 в г. Ивацевичи (Брестская область), при храме иконы Божией Матери "Державная", состоится торжественное открытие новообразованной группы Ал-Анон "Свет надежды". Поздравляем!
Приятно, что группа возникла при поддержке группы в Жировичах "Открытое небо", а также не без моего участия (правда, больше как профессионала, чем члена Ал-Анон).
Если кто имеет возможность и желает поддержать группу - как при открытии, так и в последующем (спикерские, готовность стать наставницей) - пишите Людмиле: brichl6@mail.ru
Евномий 0 765 6 комментариев **
Все мы родом из детства
Года три назад меня по-настоящему привлекла тема "Взрослые Дети Дисфункциональных Семей". И со временем все больше и больше осознавал ее важность. Сам я не вступил в ВДА. Но рад, что удалось способствовать распространению групп в Беларуси.Но вот чем хочется поделиться сейчас. Нижеследующую запись я сделал в своем дневнике около года назад. И хотя до конца поднятую тему не осмыслил, все же вижу ее актуальность. Вот мои мысли от 07.02.18:
"Все мы родом из детства. Это означает, что мы несем в свою жизнь убеждения и стереотипы мышления и поведения, усвоенные в детском периоде. Но то же касается и «религиозного детства», когда мы делаем первые шаги в церковном пространстве. И без критики «проглатываем» встречающееся в храме как норма православия. Это касается как формы и качества совершения богослужения, так и церковного искусства, зодчества – и этикета, норм взаимоотношений. И есть риск, что, если у человека не развито критическое мышление – он может усвоить как норму и «правило» и что-то нездоровое. И транслировать далее. Бывает, в христианскую жизнь вступает взрослый человек с высшим образованием и развитой культурой – но с детской доверчивостью и убежденностью, что «Церковь – свята», и эта «святость» относится ко всем встреченным обычаям и обстановке храма. И даже когда чувствует, что «что-то не то» (например, встречаясь в храме с проповедью «антихристовых времен») – пытается насиловать себя и принять это за «православие» («это у меня неправильное восприятие жизни, я должен(а) перестроить себя»). И усваиваются – ложное понимание смирения, жертвенности, задач и обязанностей. Что дает множество возможностей для психологических манипуляций и внедрения в сознание псевдоправославных идеологий («православный» = «патриот» = «казачество» = тотальное осуждение «Запада»; «православный не может читать фэнтези, а только духовную литературу»).
Критическое мышление (трезвомыслие) – попросту одно из самых необходимых свойств при вступлении во взрослую жизнь. Включая религиозную сферу"...


Взрослые Дети, не знакомые с концепцией семейных дисфункций, часто и не подозревают, что их серьезные жизненные проблемы могут быть связаны с детским и подростковым периодом, ибо они некритичны к тому, что видели у родителей. "Родители - это святое", и потому анализировать их поведение, их отношения - нельзя. Взрослым Детям может и в голову не придти сама возможность такого анализа. В результате - паттерны поведения. А если и осознают, что там не все благополучно было - стыд, чувство вины и незнание, что со всеми этими "завалами" делать - препятствуют что-то менять, переписывать семейный сценарий.... Но все то же самое можно сказать и о "церковном детстве".


Именно с "дисфункциями в религиозной сфере (организации)" мне довелось разбираться после более чем трехлетнего активного участия в Ал-Аноне. И могу сказать теперь - с семейной болезнью алкоголизма было попроще))). Главное - Ал-Анон, как и другие сообщества, не предназначен для работы в этой сфере (ведь это касается внутриконфессиональной жизни), хотя инструменты Ал-Анона эффективны и здесь. Но нет поддерживающей группы, нет навыков применения инструментов именно к имеющейся ситуации... Это и привело к тому, что я на достаточно долгий период стал пассивным членом Ал-Анона. Искал ресурсы, учился применять принципы выздоровления в этом направлении. Сейчас могу сказать - что-то получилось. Похоже, попутно "заразил" еще несколько человек))). Но работы - еще много, и много неясного, как и куда двигаться. Вполне осознанно приходится прибегать и к механизмам выживания, а не только жизни (думаю, здесь живущим понятно, в чем разница). В какой мере вернусь сюда - еще не знаю. Пока - хотелось поделиться, где я и чего.
Евномий 0 348 3 комментария **
Семейный узел: развязка
Умер, после недели в реанимации, отец. Еще за неделю до реанимации - я немного поднажал по телефону, и он исповедовался и причастился. Это единственное, что я мог для него сделать.
Домишко переписан на соседку, которая несколько лет была при нем "доброй самаритянкой".
Больше ничего существенного меня с "исторической родиной" не связывает. Семейный узел развязан окончательно.
Завтрашние похорона (еду, скорее, в силу традиций - реальной необходимости не вижу, здесь, на месте, у меня больше возможности за него молиться, а организация похорон проходит без моего участия) - последняя дань прошлому.
Месяц назад я приезжал его навестить. Понимал,что это, скорее всего,прощальная встреча. Так что - примирение успело состояться полностью.
Евномий +2 311 5 комментариев **
Карта насилия в Беларуси
Возможно, кому-то пригодится:
Общество помощи пострадавшим от домашнего насилия "Радислава", развиваясь, создала сайт Карта насилия, где:
1. Те, кому нужна помощь - найдут их контакты
2. Каждый(ая) может принять участие
3. Благодаря живым историям - те, кто "в стороне от проблемы" могут понять актуальность темы

Адрес сайта: https://karta-nasiliya.by/
Евномий 0 350 Нет комментариев **
Круглый стол в Подольске с АА
Описание, как готовилось и происходило - круглый стол
Тезисы - https://yadi.sk/i/eJTXXlhl33xyNR
Презентация - https://yadi.sk/i/eJTXXlhl33xyNR
Видосюжет: https://drive.google.com/file/d/0B10eZ8HK2bDQSkk0UnRtZ21FWkk/view

По-моему, очень даже грамотно и неплохо получилось (выслал один знакомый - из числа участников). Думаю, что-то можно использовать и для организации подобных мероприятий группами других сообществ.

Если кто сочтет информацию полезной - просьба скачать и где-нибудь разместить. Я свой Яндекс-Диск буду скоро очищать. А очищаю я жестко, не щадя)))
Евномий 0 357 Нет комментариев **
3 Царств, гл.11-19. Из истории Давида и его рода.
Мое глубокое убеждение, что дисфункциональность семей неразрывно связана с грехом. Первые дисфункциональные отношения родились в результате грехопадения Адама и Евы. Вкусив запретный плод, который оказался для них гибельным наркотиком, они подверглись чувствам стыда, вины, а затем, следуя защитным механизмам, впали в самооправдание, пытались переложить вину на другого…. Типичные признаки дисфункциональности. А далее, в потомстве, эти деструктивные черты – или смягчались, преодолевались в тех поколениях, которые заботились о своем духовно-нравственном росте. Или – закреплялись и прогрессировали, в результате новых ошибок, грехов.
С другой стороны, будучи тесно связаны, духовная (религиозная) и душевная (психологическая) сферы не совпадают. Можно быть высокодуховным человеком, но душевный, уровень окажется неразвитым. Потому попытки решать семейные, внутриличностные психологические проблемы только религиозными средствами (пост, молитва, заказ молебнов) равносильно строительству крыши (духовность), при недостроенных стенах (душевность). Жизнь праведного Давида являет яркую иллюстрацию всего вышесказанного.
Евномий +3 624 2 комментария **
О ложных добродетелях
Услышал историю женщины (не на группе): 4 года сожительства, затем – в страхе, что может ее бросить – сама оставила его, хотя искренне и глубоко любила. Вышла замуж не по любви, а – чтобы выйти замуж. Общий итог – два аборта и жизнь с хорошим, но не любимым человеком, с которым совершенно неприятно вступать в физическую близость. А после воцерковления – эта жизнь воспринимается как «послушание Евангелию». Обратилась к православному психологу: довела себя до неврозов во имя добродетели и несения скорбей за прошлые грехи.
После ее письма пришли мысли – для разрушения человека дьявол может наталкивать его на культивирование добродетелей, наиболее близких к его страстям. По К. Льюису:
« Мы направляем ужас каждого поколения против тех пороков, от которых опасность сейчас меньше всего, одобрение же направляем на добродетель, ближайшую к тому пороку, который мы стараемся сделать свойственным времени. Игра состоит в том, чтобы они бегали с огнетушителем во время наводнения и переходили на ту сторону лодки, которая почти уже под водой» (Письма Баламута, письмо 25). Или – см. письмо 26 (целиком) – о самоотверженности. Вот отрывок: «Обсуждая любое совместное дело, «А» поддержит предполагаемые интересы «Б», себе в ущерб, а «Б» поступит наоборот. Часто при этом совершенно нельзя понять, чего хочет каждая из сторон. В случае удачи они будут делать то, что никому из них не хочется, причем каждый будет ощущать приятное тепло самодовольства, ожидать наград за свою самоотверженность и испытывать тайное недовольство другим, который слишком легко принял его жертву. Позже можешь отважиться на так называемую «иллюзию конфликта великодуший». Эта игра лучше всего удается, если в ней участвуют больше двух человек, например в семье с взрослыми детьми. Допустим, захотели сделать что-нибудь совершенно обыкновенное, например - попить чаю в саду. Один из членов семьи дает понять (и лучше — покороче), что ему это не нужно, но он, конечно, согласится из самоотверженности. Другие сразу берут назад свое предложение, вроде бы из самоотверженности, а в действительности потому, что не хотят быть объектом мелкого альтруизма. Но тот, первый, тоже не хочет, чтобы у него отняли упоение своей жертвой. Он уверяет, что готов делать «то, что и другие». Они уверяют, что готовы делать «то же, что и он». Страсти накаляются. Тогда кто-нибудь говорит: «Ну хорошо, тогда я вообще не хочу чаю». Начинается настоящая ссора, ведущая всех к обиде и горечи. Ясно, как это делается? Если бы каждая сторона просто следовала своим истинным желаниям, они держались бы в рамках здравого смысла и учтивости, но как раз потому, что спор вывернут наизнанку и каждая сторона борется за права другой, вся враждебность, происходящая из самодовольства, упрямства и накопившегося за последние десять лет раздражения, скрыта от них или искуплена «самоотверженностью».
Итак. Человеку со слабым здоровьем дьявол будет влагать мысли о важности строгого соблюдения постов. Склонному к чревоугодию – что нельзя поститься во вред здоровью, и что вообще, главное – духовный пост. Горделивому будет напоминать слова апостола Павла – «Если бы я и поныне угождал людям, то не был бы рабом Христовым» - и этим самым будет оправдываться горделивое игнорирование мнения и чувств окружающих людей. Экстравертам будет предлагаться активное социальное служение – в ущерб себе и семье, интровертам – застревание в «самокопании» под видом «бодрствования над собой» - в ущерб семейным и общественным обязанностям. А тем, кто вырос в атмосфере психологического и физического насилия, у кого много страхов в общении с людьми, нет личностных границ, – дьявол будет внушать мысли о послушании и самоотверженности. И через все эти доводимые до крайности и усиливающие страстные склонности «добродетели» - доводить людей до невроза и истощения сил, заодно отравляя атмосферу вокруг них. Не об этом ли слова ап. Павла, что сатана может преображаться в образ ангела света? И отсюда – важность «различения духов»? На тему жертвенности – сказка от Эльфики: http://www.elfikarussian.ru/zhertva-skazka-ot-ehlfiki/
Евномий +7 742 5 комментариев **
ГОСУДАРСТВО-"АЛКОГОЛИК"
Взято из: https://elitsy.ru/profile/45607/436568/
Хотя под термином «государство» обычно понимаются законодательно-исполнительные структуры, правительство, однако следует помнить, что они – «плоть от плоти» своего народа. Существование данного правительства - не случайны, как не случайны были ни князь Владимир, ни Робеспьер с Наполеоном.
1. Алкоголик вполне может понимать, что его алкоголь разрушает – однако все равно пьет. В государстве вроде есть признание, что масштабное употребление алкоголя населением приносит вред– но не способно отказаться от активной продажи алкоголя.
2. Алкоголик время от времени делает попытки контролировать употребление алкоголя («не пью до вечера»), но всякий раз эти попытки заканчиваются провалом. Государство время от времени пытается ограничить продажу алкоголя (время продажи, места продажи) – но затем отменяет ограничения.
3. Многие алкоголики, на определенном этапе, убеждают себя, что проблема – в качестве алкоголя, и переходят на употребление более «серьезной» продукции. В государстве находятся деятели, которые убеждают себя и других, что проблема алкоголизма – в качестве продукции, и ратуют за его улучшение («улучшенные плодово-ягодные вина», борьба с контрафактом).
4. У алкоголика, из-за пьянства, возникают различные болезни. В государстве возникает множество разрушительных последствий пьянства населения – преступность, ДТП, пожары и т. д.
5. У алкоголика возникают проблемы с мышлением (теряется память, способность сосредотачиваться и решать сложные задачи и т. д.). В государстве уменьшается количество людей, способных развивать науку и творчество, решать адекватно стоящие перед государством задачи.
6. У алкоголика, из-за деградации, падает качество труда. В государстве высокий процент нерентабельных предприятий и организаций, с неконкурентными товарами, на заводах – много бракованной продукции.
7. Алкоголик в своих бедах винит окружающую среду. По его убеждению, виноваты – жена, соседи, начальник и проч. В государстве живет целая идеология, согласно которой в проблемах страны виновны как внутренние враги (оппозиция, «саботажники»), или другие страны и правительства, мировые заговоры.
8. Алкоголизм неизбежно приводит алкоголика к внутренней изоляции. Государство не способно строить здоровых взаимоотношений с окружающим миром, и впадает в изоляцию различной степени.
9. Алкоголик живет памятью о прошлых заслугах и достижениях («да я первым в области по… был!»). Государство пытается поддерживать свой имидж пропагандой «славного прошлого».
10. Большинство алкоголиков, со временем, вынуждены лезть в долги, которые с каждым разом все труднее отдавать. Государство становится заложником внешних кредитов, практически с нулевой возможностью их выплачивать.
11. Деградировавший алкоголик начинает продавать вещи из собственного дома. Государство начинает продавать свои внутренние природные, производственные и прочие ресурсы.
12. Алкоголик долгое время может пытаться доказывать себе и окружению, что у него «не так уж все и плохо», что он еще не «потерян» («видите, я же вновь работу нашел!»), и что он способен контролировать свою жизнь. А трудности – временные. Государство через СМИ активно пытается убеждать население, что «трудности – временные», «уборка урожая прошла лучше, чем в прошлом году», «ситуация – под контролем».
13. У алкоголика теряется гибкость мышления, он живет старыми стереотипами и моделями поведения. Ему трудно менять систему взглядов, обучаться новым навыкам поведения, усваивать новые методы работы («да я уже 20 лет проработал – и меня еще учить будут какие-то юнцы?!»)– и т. д. Чем больше стаж употребления – тем больше это бросается в глаза. Государству трудно менять модель экономики и политики, способы управления, оно «цепляется» за отжившие свое механизмы («но ведь работало же!»).
14. В силу социо-психологических аспектов болезни, многим алкоголикам легче жить в обществе с жестким вертикальным устройством – как в семье, так и на работе. Принцип: «навытяжку» перед начальством, авторитарное отношение к подчиненным и членам своей семьи («Я сказал!..»). В государстве царит авторитарная вертикаль, тянущаяся от правительства до районных ведомств.
15. Алкоголику удается какое-то время «быть на поверхности» и выходить из кризисов за счет старых ресурсов – интеллектуальных, материальных. Чем больше накоплено – тем дольше проживет, отрицая наличие болезни. Больное государство какой-то период способно функционировать за счет накопленных до болезни ресурсов – интеллектуальных, материальных – пока они в достаточной мере не исчерпаются.
16. Под напором фактов, алкоголику все же приходится, в конце концов, признавать природу своей болезни. Однако, вместо полноценной долгосрочной реабилитации, с кардинальными переменами во всех сферах жизни, он старается обойтись «косметическим ремонтом» и краткосрочным лечением, не изменяя самого способа мышления, рефлексов, ценностных приоритетов. Государство, рано или поздно, вынуждено признать существование проблем. Однако, вместо полной «перезагрузки», оно пытается исправить положение через полумеры, не меняя самой сути административно-хозяйственной модели.
17. Алкоголиком легко манипулировать, используя в своих (работа во внеурочное время, под страхом увольнения за «прогулы»; «отработка» в личном хозяйстве за долги; наем «за бутылку»). Государство-«алкоголика» вовсю могут использовать в своих экономико-политических целях другие государства и структуры, в зависимость от которых оно попало (заемы, «марионеточные» правительства) – захватывая контроль над природными ресурсами, навязывая свои товары, «продвигая» через него свою политику в данном регионе.
18. У алкоголика все же есть близкие, которые переживают за него и желают его выздоровления. Но не выгоднее ли более развитым соседям поддерживать, государство-«алкоголика» в состоянии хронического «похмелья»? Не давая окончательно упасть, но и препятствуя выздоровлению?
19. Никакие капельницы не помогут алкоголику, пока он сам не примет твердое решение учиться трезво жить. Никакие денежные «вливания» извне не помогут государству, пока оно не решится твердо менять свою жизнь.
20. При алкоголизме у человека все же где-то сохраняется здоровая часть личности, которая может проявлять себя в жизни, и с которой можно успешно взаимодействовать. В государстве-«алкоголике» есть трезвые и личностно здоровые люди, благодаря которым государство живет, и сохраняет возможность выздоровления.
21. На третьей стадии алкоголизма разрушения психики, как правило, становятся необратимыми. Шансов на выздоровления, за редким исключением, нет. Государство, в своей болезни, может пройти «точку невозврата», и его смерть – вопрос времени.
22. Родным и близким алкоголика, в таком случае, остается только принцип отстранения, и заботиться о собственном выздоровлении. Проживание в нездоровом государстве не означает, что болеть будут все. Каждый может взять на себя ответственность за собственное выздоровление. А это может помочь и кому-то еще.

Я долго не мог до конца понять, почему у меня вызывает неприятие идея проповеди трезвости в массах, попытки продвигать трезвеннические проекты через госструктуры. Случайный разговор в автомобиле во время одной поездки в Минск привел меня к развитию изложенных здесь мыслей. И, кажется, я нашел теперь причину этого неприятия: эта трезвость проповедуется алкоголику в его «застольно-похмельном» состоянии. Или при «сухой трезвости». Что является равносильным проповеди глухому.
Евномий +4 513 1 комментарий **
24 марта Втор., 21: 18-21
18 Если у кого будет сын буйный и непокорный, неповинующийся голосу отца своего и голосу матери своей, и они наказывали его, но он не слушает их, –
19 то отец его и мать его пусть возьмут его и приведут его к старейшинам города своего и к воротам своего местопребывания
20 и скажут старейшинам города своего: "сей сын наш буен и непокорен, не слушает слов наших, мот и пьяница";
21 тогда все жители города его пусть побьют его камнями до смерти; и так истреби зло из среды себя, и все Израильтяне услышат и убоятся.

Иногда, на собраниях или на моих профессиональных консультациях доводится слышать от родителей зависимых лиц: «Ваша программа жестока; я не могу строго поступать с ним (зависимым); мне его жалко; а если я выгоню его – он же пропадет…». Они готовы позволять издеваться над собой, терпеть даже физическое насилие от своих, подчиненных болезни, сыновей, красть из дому вещи: инстинктивная любовь, смешанная с жалостью, ложные усвоенные понятия о материнском долге, – заставляют все это сносить…
Но Ветхий Завет определяет не просто жесткие, а, можно сказать, драконовские меры по отношению к лицам, чье поведение может привести к заражению общества и запуску передающихся в новые поколения семейных дисфункций. Родители таковых детей должны были собственноручно представить их на суд, в присутствии общества – с тем, чтобы произвести их казнь.
Этот закон был дан, когда израильский народ находился еще в стадии развития, от племени кочевников до организованного цивилизованного государства, обладающего высоким, по сравнению с язычеством, религиозно-нравственным законом. Дать малейшее послабление – это означало запустить с гор снежный ком, который претворится в лавину.
Не благодаря ли таким мерам и поныне у восточных библейских наций можно наблюдать высокий авторитет старших? А наличие сына-«пьяницы и мота», который может оскорблять, словами и поведением, родителей – редкое явление, насколько мне известно...
Для нашей цивилизации, выросшей на проповеди ценности свободы каждой личности, которое принесло Евангелие, вряд ли подойдут такие воспитательные меры. Как и у Евангелия нет цели – создавать из кочевников народ. Однако внутренний смысл закона – остается. Человек, поднявший руку на отца или мать – уже не тот сын, которого любили в детстве. И с его болезнью договориться, найти компромисс – невозможно. Я – не мама. Но я знаю родителей, у которых хватило мужества отстраниться от болезни сына, реально выставив его из дому. И сейчас у этих взрослых сыновей есть стаж здоровой полноценной трезвости. Может, эта мера поможет не всем, и не всегда уместна. Но грубо нарушать Пятую Заповедь – не позволено никому. И, если это нарушение строго не пресекать – какими вырастут у этих нарушителей собственные дети?
Евномий +7 443 4 комментария **
Исх. 20, 12
«Почитай отца твоего и мать твою, [чтобы тебе было хорошо и] чтобы продлились дни твои на земле, которую Господь, Бог твой, дает тебе».
Когда я осознанно принял христианство – то очень долго «спотыкался» в своей совести об эту заповедь. Я считал отца виновным в преждевременной смерти матери, частично – в том, что мой старший брат стал алкоголиком. Мне было стыдно, что у меня такой неуклюжий, неловкий, совершенно не умеющий общаться с людьми и даже с членами собственной семьи (а от его «общительности» в нетрезвом виде мне было еще хуже), неумелый в плане ведения домашнего быта отец. А еще мне было тяжело от того, что я сам в себе видел ряд черт его характера и даже телосложения. В чем-то – даже более усиленные. Какое тут еще почитание? Наоборот, удрать подальше от него хотелось! Что я, в принципе, и сделал, живя от родительского дома почти за 400 километров. Но заповедь звучит ясно. И, раз я ее не исполняю – моя совесть не может быть спокойной, как бы я себя не оправдывал.
Таинство исповеди не исцеляло – ведь проблема не решалась. Этот внутренний конфликт продолжался длительную пору, пока я не познакомился с концепцией семьи алкоголика или с другими дисфункциями. После этого началась моя жизнь в сообществе Ал-Анон. Много дало участие в работе реабцентра для наркозависимых. Большую роль играло и физическое отделение от семейных дисфункций на протяжении ряда лет.
Постепенно, вдали от родительского дома, стало приходить понимание, что отец – неплохой человек, и по-своему пытался любить и заботиться о своей семье. Просто у него не было способностей быть мужем и отцом. Возможно, он сам вырос в среде, которая не способствовала развитию нужных для этого качеств. Что-то в нем не работало. Он не виноват в том, что оказался эмоционально и психически неразвит. И что эту неразвитость умел, как и все окружение, «компенсировать» только употреблением алкоголя. По сути, он был большой ребенок с низкой самооценкой.
Когда пришло окончательное понимание и принятие этого факта – осталось промолить, прописать и проговорить свои обиды, свое отношение к отцу. К счастью, для этого был Форрест и живая группа. С меня свалился еще один тяжелый эмоциональный груз. Через какое-то время, как инсайт, возникла мысль – заповедь призывает к почитанию родителей, но не требует любви. До этого у меня одно подразумевало и другое. Но как можно выдавить из себя то, чего нет и близко? Оказывается, от меня этого и не требуется… От пришедшего откровения стало еще легче.
Последний шаг на сближение произошел, когда я его навестил после смерти брата. Я уже не чувствовал себя перед ним маленьким испуганным ребенком. Часть унаследованных от него недостатков я в процессе работы над собой уменьшил, часть – принял как данность. Усвоенные с детства дисфункции уже мало управляют мной. Я чувствую себя почти взрослым, с вполне нормальной самооценкой и уверенностью. И потому встреча была, на мой взгляд, достаточно теплой и плодотворной – насколько теплой могла быть встреча людей, которые никогда не умели открываться друг другу и говорить о своих чувствах.
Да, остается еще немного чувства вины, что я, по вполне объективным причинам, не могу быть рядом с ним и ухаживать, как следовало бы, наверное, хорошему сыну, к тому же последнему из живых. Но здесь я бессилен, не способен внутренне, и принимаю это небольшое чувство вины, научившись с ним жить.
А где-то, в глубине, я могу быть благодарным за опыт жизни в такой родительской семье – в моей профессиональной практике он (конечно, вместе с опытом выздоровления) дает многое.
Евномий +4 531 11 комментариев **