ОТРИЦАНИЕ

16 июля 2017 - Toby
ОТРИЦАНИЕ

 ОТРИЦАНИЕ

Сегодня меня "зацепили" две фразы.

Первая – о том, что мы научились делать вид, что все хорошо. Да, я сама тоже отвечаю, что все хорошо. Но я не думаю, что это отрицание. Я знаю, что в моей семье есть проблемы — и еще какие!!!, но я не вижу смысла рассказывать всем об этом. Для меня это все равно, как ходить по улице, держа в руках предметы нижнего белья. Зачем это всем видеть, какой в этом смысл? Это не касается никого.

Я могу сказать, что муж пьет, если этого потребует контекст, чтобы было понятно, о чем я. На днях он решил, что у нас украли спутниковую "тарелку", позвонил в экстренную службу, но не дождался и лег спать. Когда приехали полицейские, я им сказала, что звонил муж, что он пьяный и спит, что я не могу подтвердить его слова именно потому, что он пьян. На следующий день тарелка "нашлась" на своем обычном месте.

Я могу говорить открыто на группе, но там я говорю о себе, и это для меня важнее, чем количество и частота употребления моего мужа. И, тем не менее, я признаю, что у меня есть отрицание, но не болезни мужа, а своей. Я не всегда хочу работать по Программе, мне иногда хочется отложить выполнение задания, это выражается в том, что как бы сами собой находятся более "важные" дела. Именно эти проявления говорят о том, что у меня есть отрицание коварства и смертельности моей болезни – мол, "я еще успею". Что мне не настолько плохо сейчас, чтобы работа по Программе была первоочередным и самым важным делом. И в том, что я это вижу, для меня есть полезный опыт — увидев, не нападать на себя, требуя немедленного исправления и "правильных" поступков, а позволить себе быть несовершенной, простить себе, что мои движения в сторону Бога напоминают известный танец "шаг вперед, два назад". Поэтому видимо мне так отозвалось и вторая фраза о том, что можно быть честной и при этом оставаться доброй к себе.

Да, я очень хочу стать наконец доброй к себе… Спасибо!

*  *  *

Какое-то время назад мы на группе разбирали тему «ОТРИЦАНИЕ». Выпишу из тетради, и посмотрю, есть ли изменения?

«На 1 месте был стыд за других (мужа, сына, родственников), как же мне было порой за них стыдно, — это было первой причиной моего отрицания, что в семье проблема. А уж, что я сама больна, об этом не могло быть и мысли, не то что речи. Я здоровее всех здоровых, я осознаю, что делала раньше, и нет ничего предосудительного, потому что я из люблю, и я о них так беспокоилась (значит, в других семьях отсутствует любовь, а живёт равнодушие, раз жены не ходят за своими мужьями и не вытаскивают их из злачных мест). Я ТАК думала. И такие мысли жили в моей голове постоянно.

Конечно отрицание проявлялось в полной мере, когда алкоголик и наркоман говорили мне (во время разборов их «полетов», что я больна, и что мне самой нужно лечиться в первую очередь! Как же я оскорблялась и накалялась ещё больше!

Конечно, они были правы – я и по сей день не признала бы своей болезни, если бы не Ал-Анон, и 12 Шагов, так бы и прожила в аду, в первую очередь из-за самой себя.

Когда я начала понимать, что так выражается не любовь, а моя болезнь, я поняла, что любви- то у меня не так и много, болезнь разрушила во мне большую часть того хорошего, что было в самом начале зарождения нашей семьи. И когда я поняла, что столько всего я прошла — да и сейчас ещё бывает — в большей степени из-за себя, стало так обидно, что столько лет были больными.
Сегодня, как никогда, важно жить по новым правилам, а точнее по новым рецептам. Что-то складывается очень быстро, как только ты принимаешь свою болезнь, а с чем-то придется работать ежедневно, особенно с терпением и с молчанием (как сложно, оказывается, молчать без чувства обиды...)

Если я по жизни что-либо отрицала, значит, именно это имело место быть!!!!!»

Это тогда. А сейчас?

Отрицание для меня это непринятие того, что есть на самом деле, упертость, одним словом, и иногда нечестность по отношению к себе.

Порой очевидные вещи ставила под сомнение. Например, я отрицала всю свою сознательную жизнь, что муж у меня алкоголик, даже мысли этой не давала зародиться, пока с сыном не случилось беды… Если бы не пришла в Ал-Анон, так и жила бы с мыслями, что мужа-то я всё-таки спасла своим безумием, что все не зря было прожито, хоть что-то получилось – и это не задумываясь ни на мгновение о своем разрушенном здоровье и почти опустевшей душе.

Да, привычки — это серьезно, и противостоять им проблемно и сложно, да и не нужно, как оказалось.
Не может же быть, что среди них хорошего ничего не было, да и не всегда же я в отрицании была.
Раньше я не знала, что мои поступки можно было назвать отрицанием, но это было...

И я — не исключение На вопрос "как дела?" отвечала или «нормально» или «все хорошо». Мне казалось, зачем людям мои проблемы, да и вопрос обыденный, повсеместный… Чаще люди и не задумываются, когда спрашивают, многим, даже большинству, все равно, что у тебя и как — соблюли правила этикета и пошли восвояси. Да и рассказывать не было смысла, порой рассказывая правду совсем не чужим людям, жалела на первой же минуте, что открылась...

Поэтому-то не ложь в ответе была, что все нормально, а закрытость души.

Но я сама чересчур открыта, поэтому Ал-Анон, он для меня, потому что столько доверия я не испытывала ни к кому в жизни, очень много носила внутри себя, но поделиться было не с кем, поделиться страхом, болью, обидами, разочарованиями в своей жизни, поиском не только смысла, как мне жить дальше, но и поиском радости — где ее черпать, где наполняться смыслом жизни.

А сегодня в группе, мы чаще делимся хорошим, радостным.

В моей жизни отрицание порой было и с обратной стороны, когда я говорила, что я на грани, а мне в ответ, "что я зажралась и что я как сыр в масле", это, конечно, было от родственников такое восприятие моей жизни. Все знали, что вытворял отец моего мужа, но никто не хотел знать правды о моем муже, всем было удобно видеть меня счастливой, а не с отрицанием действительности.
Сегодня я на поставленный вопрос отвечу честно, кто бы его не задал.

Мне неприятно, что многих людей интересует, как мои дела. Почему люди не могут просто порадоваться встрече и сказать, как они рады именно этому, и всё? Почему близким всегда нужно срывать корочки на старых ранах почти с первой минуты? Когда я научусь правильно реагировать, тогда мне не придется отрицать очевидное, в том числе и почему мои родственники такие, а не другие.

Спасибо, что выслушали — с большой благодарностью, что я с вами.

*  *  *

Я предложила эту тему, потому что она меня пугает, отталкивает. Меня до сих пор смущает это понятие – отрицание. Словно меня обвиняют в том, что я хочу спрятаться от ответственности, подозревают в злом умысле по сокрытию правды.

Для меня важно хотя бы примерно понять, для чего мне нужно отрицание, его причины.
Во-первых, это для меня такой способ борьбы со страхом. Страхом, например, узнать, понять про себя что-то такое ужасное, с чем дальше невозможно жить. Вдруг оказаться монстром. Или страхом осознания, что своим терпением неприемлемого поведения я сама себе наношу огромный вред, т.е. сама являюсь своим «палачом». Иногда просто иррациональный, непонятный страх, который и назвать-то не знаешь как. Вот и прячешься от этого страха за отрицанием: не вижу, не знаю – значит, и нет этого. По-детски: глаза зажмурила, ладошками лицо закрыла – значит, и меня никто не видит, спряталась.

Во-вторых, моя неготовность увидеть какую-то правду о своей жизни (и, вообще, о жизни), о самой себе. Например, я долгое время была не в состоянии ни говорить, ни даже думать о сексуальной сфере моей жизни – и в прошлом, и в будущем. И я просто держала эту «дверь» закрытой – иногда даже для размышлений и молитвы. Отрицание – это такая форма защиты от той правды, с которой я боюсь и/или не хочу иметь дело. То есть моё «во-вторых» — это, в конечном счете, тоже про страх.

В-третьих, самоуверенность – сродни той, с которой я свое время пришла в Ал-Анон: полная уверенность, что если мысль пришла в мою голову, то она (мысль), по умолчанию, истинна. Или то, как я вижу мир, события, отношения, людей, и есть правда об этом мире, событиях, отношениях, людях… Самоуверенность плюс мои предубеждения. Вот, например, я принимаю в муже «хорошую» его часть и отрицаю т.н «плохую», т.е. то, что выдергивает меня из состояния мира и довольства. Отчасти это связано с моим очень глубоким предубеждением, что если я говорю (в т.ч. самой себе), что меня ранят действия другого человека, это значит, что я его осуждаю, обвиняю, а «хорошие девочки» никого не осуждают и не обвиняют. Или, например, я часто отрицаю, не вижу, что ставлю того же мужа (а других мужей у меня нет) на место Бога. Во-первых, как это вообще можно – на место БОГА?! Да ни в коем разе… А во-вторых, никуда я его не ставлю – это ТАК проявляются мои послушание и миролюбие (это ж достоинства!) и правильное соотношение ролей в семье (муж – глава жены).
Как сейчас? Хочется надеяться, что мое сегодняшнее отрицание уже не такое непроницаемое, не «сплошной забор», как раньше, и что в щели между штакетинами я могу увидеть хотя бы контуры задач (проблем), с которыми мне предстоит встретиться. Я как бы готовлюсь к встрече с реальностью. И если я не могу пока посмотреть ей в лицо, если я пока сомневаюсь в том, что мой взгляд отражает эту реальность, я все-таки стараюсь не отрицать наличие проблемы и отрицание я постепенно заменяю на «откладывание». Как, например, наличие финансовых проблем в своей жизни. Я как бы накапливаю информацию, чтобы потом, когда я буду готова, с ней разобраться.

Хотя отрицание в каком-то смысле помогает мне иногда смягчить удар, оно – все-таки плохой помощник. Отрицание не отменяет саму реальность, но в моей голове, в моей душе делает ее более зловещей, чем она есть на самом деле. Страх ожидания беды или опасности больше, чем реальная беда. Наверное, все-таки я боюсь не самой правды, а боли, связанной с обвинениями и самообвинениями. Хотя у меня уже есть опыт, когда я с благодарностью, облегчением и даже радостью вдруг осознавала какие-то неприятные вещи о самой себе – О. я теперь знала, с чем я имею дело, я знала «врага» в лицо. «Известное зло лучше, чем неизвестное»

Я не могу справиться с отрицанием своими силами, усилием воли. Я ведь часто даже и не знаю, что что-то отрицаю, или не могу обозначить это словами. Но когда я говорю с другим членом Ал-Анона, высказываюсь на собрании, молюсь – я как бы впускаю свет. Я получаю взгляд со стороны, ощущение безопасности, поддержку, любовь.

*  *  *

В Ал-Аноне мне сразу же " запало: "правда бывает горькой, однако примите её". Вот в ней, в этой фразе для меня всё – и про отрицание тоже. И мне как-то сразу стало все намного проще: если ситуация меня задевает, я сначала опираюсь на это " правило", и уже вижу, а не отрицаю ли я то, что действительно есть и только я из-за своего "хочу — не хочу" не вижу очевидного. А там, и правда, бывает не очень хорош и мой "фасад".

Здесь я учусь не отрицать проблему, а принимать её, и тогда, действительно, все становиться проще – главное для меня помнить про все "спасательные инструменты Программы".

Вот и на сегодня для меня — не отрицать ситуацию в моей семье, а признать её .
… Вот ещё (поспала сегодня с нашей темой про отрицание). Какая же простая наша Программа! Вот и это: "Если Вы избавитесь от предрассудков..". Так ведь и здесь тоже про отрицание. Ура! То есть я живу, отрицая проблему, опять строя фасад. Для кого и для чего? А чтобы уйти от проблемы. И… от Бога. Как же – я все сама! Стоп! Это уже другая проблема. И если я к этому прихожу, значит, я выпала из Программы. А там, туда я никак не хочу – я с таким трудом и с такой болью нашла эту Помощь здесь.

Вот так просто, а мне и обещано было, что Программа проста, надо только в ней Жить. Чудеса…

*  *  *

Я в детстве отрицала измены отца, когда мама с ним ругалась. Мое отрицание — это не желание признавать той реальности, которая есть на самом деле. Живя теми иллюзиями, которые я сама себе придумала, и веря в то, что так оно и есть. Мое нежелание признать того, что есть не только хорошее, но и плохое, что, не замечая этой двойственности, я отрицаю ту реальность, которая есть на самом деле. Моя привычка что-то отрицать (она из детства) помогала алкоголику мной манипулировать и безоговорочно ему верить и доверять, а потом обвинять его во всем. Алкоголизм близкого помогал мне не замечать своих ошибок. Придя на группу и живя сегодняшним днём, живя каждое мгновение своей жизни «здесь и сейчас», контролируя, прежде всего, себя стало намного проще принимать, что происходит вокруг и со мной тоже. Видеть в целом и принимать всё, а не так: я вот это принимаю, а вот это — нет. Осознавать, что отрицая что-то, на самом деле я боюсь это принимать т.е. я начинаю бороться с тем, что на самом деле происходит. Быть честной с собой и с другими. Быть честным — это не значит всем все рассказывать, а просто включать голову, чтобы не навредить другому. Мои установки, которые мне мешали принимать, изменились, и мне стало жить проще и легче. Отрицая что-то, я просто убегаю от того, что есть, но это мой страх мешает мне признать, что это есть, что это существует и это нужно учитывать в своей жизни. Учитывать алкоголизм, и стоит мне забыть об этом, он о себе напомнит, и мои страхи снова возвращаются, но позволяя событиям идти своим чередом и полагаясь на Бога, я иду дальше свои путем. Спасибо Богу! Спасибо вам!

 

Рейтинг: 0 Голосов: 0 270 просмотров
Комментарии (0)