Главная » Форум » Христианский форум » Читая Сурожского ...

Читая Сурожского ...

Вот ещё актуальный абзац во время поста:

"Мы будем сегодня вместе молиться, приносить Богу покаяние за свою жизнь, но что значит это покаяние? Покаяние не заключается в одном сожалении о том, что мы совершили несовместимого с нашим человеческим достоинством и с той любовью, которую Бог к нам имеет. Покаяние в том, чтобы, осознав это, постоянно выправлять свою жизнь, постоянно одергиваться, постоянно вновь находить потерянный или презренный нами путь. Поэтому над надо глубоко осознавать, что в нас несовместимо с нашим человеческим величием, с величием Христа, со святостью Духа, Который нам дан, в нас действует и живет, с величием нашим, со славой Божией. Каждый должен задуматься над собой, потому что каждый из нас, при всей общности нашей греховности, отделен от Бога, оторван от своих собственных глубин, разобщен с ближним по-иному. Мы все грешим по-своему: у каждого из нас своя особенная слабость, уязвимость. И поэтому в течение времени, которое будет предшествовать общей исповеди, задумаемся каждый над самим собой: что меня отделяет от Бога? Что меня отделяет от ближнего? Что меня постоянно вырывает из моих собственных глубин и делает меня поверхностным, ничтожным, пустым, голодным?"

М.Антоний Сурожский "Духовная жизнь"
Fler
Золотое перо
Покаяние в том, чтобы, осознав это, постоянно выправлять свою жизнь, постоянно одергиваться, постоянно вновь находить потерянный или презренный нами путь
Восьмой, Девятый, Десятый, Одиннадцатый, Двенадцатый. Ежедневная работа, кропотливая. Меня в воскресенье на собрании спросили-как сейчас, я чувствую себя больной? Я ответила, что помню об этом. И тогда Шаги мне приходится делать не реже, а чаще. Моя собеседница расстроилась: она предполагала, что Шаги приводят к совершенству.
Редактировалось: 1 раз (Последний: 20 декабря 2010 в 22:42)
— Как тебя понимать?— Понимать меня не обязательно. Обязательно любить и кормить вовремя. («Алиса в стране чудес»)
Fler:
Моя собеседница расстроилась: она предполагала, что Шаги приводят к совершенству.

Совершенству, говорят, нет предела, и это относится ко всему.
Редактировалось: 1 раз (Последний: 21 декабря 2010 в 12:18)
Fler
Золотое перо
"Человек перед Богом", глава "О встречах и о последних свершениях".
Третий род встречи - встреча с нашим ближним. Причины, - почему она не случается или почему она часто бывает такая неполная, -сложные. В основе, можно скзать, что безразличие слепо; если человек, который предо мной, мне до конца безразличен, если мне никакого дела нет до его судьбы и до его дичности, - я никогда не окажусь способным ни судьбу его прочесть, ни личность его познать. А безразилчие, холодность, беспечность, наша способность пройти мимо человека -неизмеримы. Мы закрываемся от самых близких людей этим безразличием и остаёмся слепы, ьесчувственны; мы улавливаем поверхность событий и самые очевидные человеческие реакции, но не опинмаем ни событий, ни реакций. Активная, злая нелюбовь, ненависть, отвращение имеют другие свойства; они нам позволяют видеть только дурное, только безобразное,только уродливое в человеке;больше того: они превращают в безобразное и уродливое то, что на самом деле прекрасно -но нам не под стать; что прекрасно, но нам непонятно, потому что эта красота нам чужда. Видеть по-настоящему может только любовь. Божественная любовь видит всё; человеческая, ограниченная любовьспособна прозреть во многое при условии, что есть хоть какая-то-то долячеловеческой любви, способной отрешиться от себялюбия, способной обратить действительно своё внимание на другого. Господь нам открывает видение той красоты, которую Он видит в человеке.
— Как тебя понимать?— Понимать меня не обязательно. Обязательно любить и кормить вовремя. («Алиса в стране чудес»)
Fler
Золотое перо
Я , когда читала вышенаписанное, думала омаме. Мне НЕ хочется сейчас что-то трогать в отношении моём к ней. Уже то, что есть сейчас меня "устраивает"-принятие и некоторое сочувствие, и мои молитвы о ней, которые уже становятся менее принуждёнными и более душевными, -мои перемены.
Но- вчера мы побыли около неё совсвем недолго(да и то, не я одна, а мы с Сергеем), вымыли ей голову, немного поговорили, -и сегодня у меня подскочила давление.Значит, во мне происходит что-то, что подавлено и не находит выхода.
Конечно, мне проще всего сократить общение с ней,но-я уже понимаю, что Одиннадцатый Шаг иначе меня располагает: он зовёи "углубить соприкосновение с Богом". И вот такое соприкосновение для меня-это слова Владыки Антония.
Значит, мне нужно дальше идти...нужно смотреть на маму снова и снова внутренним видением. Чтобы росла любовь.Ой, вот не хочу. А-куда деваться-то? Другого пути нет.
— Как тебя понимать?— Понимать меня не обязательно. Обязательно любить и кормить вовремя. («Алиса в стране чудес»)
Без записок:
последнее, что меня тогда поразило, что я выразил бы тогда совершенно иначе, вероятно, это то, что Бог – и такова природа любви –так нас умеет любить, что готов с нами разделить всё без остатка: не только тварность через Воплощение, не только ограничение всей жизни через последствия греха, не только физические страдания и смерть, но и самое ужасное, что есть, – условие смертности, условие ада: боголишенность, потерю Бога, от которой человек умирает. Этот крик Христов на кресте: Боже Мой! Боже Мой! Зачем Ты Меня оставил? – эта приобщенность не только богооставленности, а боголишенности, которая убивает человека, эта готовность Бога разделить нашу обезбоженность, как бы с нами пойти во ад, потому что сошествие Христово во ад – это именно сошествие в древний ветхозаветный шеол, то есть то место, где Бога нет… Меня так поразило, что, значит, нет границы Божией готовности разделить человеческую судьбу, чтобы взыскать человека. И это совпало – когда очень быстро после этого я уже вошел в Церковь – с опытом целого поколения людей, которые до революции знали Бога великих соборов, торжественных богослужений; которые потеряли всё – и Родину, и родных, и, часто, уважение к себе, какое-то положение в жизни, дававшее им право жить; которые были ранены очень глубоко и поэтому так уязвимы, – они вдруг обнаружили, что по любви к человеку Бог захотел стать именно таковым: беззащитным, до конца уязвимым, бессильным, безвластным, презренным для тех людей, которые верят только в победу силы. И тогда мне приоткрылась одна сторона жизни, которая для меня очень много значит. Это то, что нашего Бога, христианского Бога, можно не только любить, но можно уважать; не только поклоняться Ему, потому что Он – Бог, а поклоняться Ему по чувству глубокого уважения, другого слова я не найду.

Меня это вдруг накрыло: Бог любит всех нас. Не оценивая. Не разделяя. Он в сердцевине страха, бури и мне нечего бояться.
Редактировалось: 1 раз (Последний: 23 февраля 2011 в 13:16)
Была у нас книга "Школа молитвы" Сурожского и постоянно к ней обращался. Но уже почти год, как мы эту книгу подарили своей очень хорошей знакомой (католичке). И стал чувствовать себя без неё как без чего-то крайне необходимого и насущного.
Сегодня пойду на группу и опять куплю эту книгу. Тем более какие-то слухи просачиваются, что РПЦ не будет больше его издавать :(
Sepraga:
Тем более какие-то слухи просачиваются, что РПЦ не будет больше его издавать :(
В магазине ТСЛ в Сергиевом Посаде, наоборот, появились книги Владыки и это обнадеживает, т.к. раньше я их там не встречала.
Митрополит Антоний (Сурожский) "Христианство сегодня"

А что именно для России специфически важно?

Для России, я думаю, сейчас важно возродить веру в человека не как раба или работодателя, не как, скажем, научного гения или участника муравейника, а как неповторимую личность.
Нет человека, без которого вселенная могла бы обойтись, каждый человек - словно камушек в колоссальной, дивной мозаике. Вы знаете, что бывает, если один камушек выпадает: постепенно мозаика начинает трескаться, и все камни выпадают. И поэтому каждый человек - единственный, неповторимый, не только в его знании Бога. Есть замечательное место в книге Откровения, где говорится, что в конце времен всякий человек получит имя, которое только он знает и Бог знает (2, 17), то есть имя, которое его выражает всецело и которое выражает то, что его соотношение с Богом неповторимо, что единственно он знает Бога так, как он Его знает. И нам надо постепенно внедрить в сознание людей абсолютную ценность личности - не индивида как фрагмента человечества, а именно личности, которая может творчески соотноситься с другими личностями, не теряя ничего и вместе с этим давая всё. Знаете: солнце сияет, от этого светом оно не беднеет, а другие в сиянии света начинают видеть всё по-иному.
(Интервью было взято 11 июня 1990 г. )
Продолжение интервью...

"...еще Лесков говорил в XIX веке, что Русь была крещена, но никогда не была просвещена. То есть религиозного, духовного образования не было дано, и поэтому опыт, который внутри клубится невыразимо, никогда не был - для широкого народа, я не говорю: для богословов - оформлен так, чтобы он мог, с одной стороны, быть выражен, с другой стороны - быть защищен, и еще - обогащал бы человека в другой области, нежели просто сердце. Максим Исповедник говорил, что богослов тот, у кого сердце - как пламя, а ум - как лед, то есть, кто может холодно, строго думать, но - думать на основании пламенения. И вот это сейчас громадная проблема перед нами...."
Лучше не скажешь...
Helmikuu
Митрополит Антоний Сурожский


ПРОЩЕНОЕ ВОСКРЕСЕНЬЕ
----

Во имя Отца и Сына и Святого Духа.

Две темы выделяются в сегодняшних чтениях Священного Писания: Апостол
Павел говорит нам о посте, а Господь - о прощении. И апостол Павел
подчеркивает, что пост не состоит только в лишении себя одного или
другого рода пищи, и если мы соблюдаем его строго, послушно,
благоговейно, пост не дает никакого основания гордиться собой, быть
самодовольным и уверенным в своей праведности. Потому что цель поста
не заключается в том, чтобы отказать своему телу в том или другом роде
пищи, а цель поста в том, чтобы научиться владеть своим телом и
сделать его послушным орудием духа. Большей частью мы во власти своего
тела; всеми нашими чувствами мы влечемся к тому или другому
удовольствию, к такому самоудовлетворению, которое переходит границы
чистоты, какой ожидает от нас Бог.

И вот период поста предоставляет нам такое время, когда мы можем
сказать, не что я буду измучивать свое тело, ограничивать себя в вещах
материальны, но такое время, когда я научусь владеть своим телом,
сделаю из него послушное, совершенное орудие. Сравнение, которое
приходит мне на ум, это настройка музыкального инструмента. Вот чем
является пост: приобретением власти не только управлять своим телом,
но и дать нашему телу возможность отзываться на все побуждения духа.

Поэтому приступим к посту с таким осмыслением его, не измеряя свой
пост тем, что мы едим или сколько, но тем воздействием, которое он на
нас имеет: делает ли нас пост свободными, или мы становимся рабами
своего пощения. Если постимся - не будем этим величаться, потому что
это просто доказывает, что нам нужно, может быть, больше, чем другому
человеку, побороть что-то в своей природе. И если вокруг нас другие
люди не постятся - не станем судить их, потому что Бог принял одних,
как Он принимает и других, потому что он смотрит в сердце человека.

А затем - тема о прощении, о котором я скажу только одно: мы всегда
думаем о прощении как о том, что мы скажем человеку нас оскорбившему,
озлобившему, унизившему, что прошлое - прошло, и у нас нет больше на
него обиды. Но на более глубоком уровне прощение означает, что мы
способны сказать человеку: «Не будем больше из прошлого делать
разрушительное настоящее, давай, я поверю тебе, вложу в тебя мое
доверие. Если я прощаю тебя, это значит, что в моих глазах ты не
погиб, что в моих глазах в тебе есть будущее красоты и правды». Однако
в равной мере это относится и к нам самим тоже. Мы часто думаем, как
простить других, но недостаточно задумываемся о нужде каждого из нас,
лично, получить самим прощение от других.

Сейчас остается несколько часов между Литургией и службой Прощения
сегодня вечером. Задумаемся, и постараемся вспомнить не те
оскорбления, которые мы пережили, но ту боль, которую нанесли мы сами.
И если мы обидели кого бы то ни было в том или другом, в большом или в
малом - поспешим. Раньше чем вступить в Пост завтра утром, поспешим
испросить прощение, услышать человека, который скажет нам: несмотря на
все бывшее, я верю в тебя, я доверяю тебе, я надеюсь за тебя, и я буду
всего ожидать от тебя… И тогда мы можем идти через Пост вместе,
помогая друг другу стать тем, чем мы призваны быть: учениками Христа,
шаг за шагом следующими за ним на Голгофу и, за Голгофой, - в
Воскресение. Аминь.
----

3-я международная Конференция, посвященная наследию митрополита
Антония Сурожского, 23-25 сентября 2011 года, Москва
http://www.mitras.ru/conf3.htm

Форум библиотеки: http://www.mitras.ru/wbb2/

Электронная библиотека
"Митрополит Сурожский Антоний"
http://www.mitras.ru/
Порою нужен сбой в системе, и шаг на ощупь в темноте. А иногда – побыть не с теми, чтоб, наконец, понять, кто – те
Fler
Золотое перо
Утром вчера узнаю о трагедии в Японии. Первая наша с мужем молитва-со слезами. Очень страшно за них...
Беру с собой на работу новую книгу Митрополита Антония, нашего духовного отца. "Материя и дух".
Первая глава:"Человеческие ценности в медицине". Мне очень важно то, что предстоит узнать: с медициной у меня отношения давние и противоречивые порой.
"Я был воспитан, возможно, странным образом, но благодарен этому. Что касается смерти, я помню две фразу моего отца. Когда я был очень молод, мы говорили о смерти, и, не объясняя мне, что это такое, потому что этого надо дознаться самостоятельно, отец сказал мне: "Научись в течение всей жизни так ждать свою смерть, как юноша ждёт свою невесту". И ещё: "Помни - жив ты или мёртв - не имеет значения, даже для тебя. Важно, ради чего ты живёшь и ради чего готов умереть". Это относится к смерти, это относится и к страданию. Что я готов вынести? Чему меня научит врач в отношении моего страдания? Проще всего щедро снабжать щедро снабжать пациентов успокоительными средствами, аспирином, фенобарбиталом и прочим, чтобы никто из них не страдал. НО какова цена этому? Только в преодолении трудностей наш характер крепчает, растёт мужество, способность бороться и отставать наши ценности. Разве следует подрывать это, поощрять трусость, позволять людям жить в страхе и из-за страха уходить от вызова, который бросают нам жизнь, смерть, страдание?
С другой стороны - и это, думаю,вполне очевидно - если начать облегчать боль, вы сначала способны выдерживать какую-то её степень, а потом меньше, ещё меньше, и когда вы уверены, что в любой момент можете быть избавлены от боли, наступает новое страдание: боязнь боли. Есть люди, которые принимают аспирин, чтобы не заболели зубы. Можно сказать: какое нам, право, дело? Пациент приходит, и моё дело - отозваться на его потребности. Нет, наше дело - не просто отозваться на нужду. Мы не лавка, не ресторан, мы не цирк, наше дело не просто раздавать то, что нам приказано раздавать. В современном обществе, где у людей - по крайней мере, теоретически -возросло чувство общности,взаимной ответственности, солидарности ( я не говорю о высших качествах любви ,потому что она далеко выше нашего обычного уровня), мы обязаны ставить своего ближнего и, разумеется, в первую очередь самих себя перед требованием быть человеком. А быть человеком - великое дело, это подразумевает дерзание, бесстрашие, творческий подход. И всё это не выше человеческих возможностей, только мы сами недостаточно используем свои возможности".


Вот...не отсидишься перед Владыкой...снова всплывают мои давние вопросы: чем я живу? Насколько я готова к самым неожиданным обстоятельствам? Могу ли я в данный миг считать себя готовой радостно встретиться с Господом?
Что я передаю детям? И не только им, как оказывается - мы едины.
Редактировалось: 1 раз (Последний: 12 марта 2011 в 14:44)
— Как тебя понимать?— Понимать меня не обязательно. Обязательно любить и кормить вовремя. («Алиса в стране чудес»)
Читаю сейчас "О встрече" - запись беседы владыки в Москве в далеком 1968 году (мне было еще двенадцать лет).
Поражают сила и убедительность этих слов, этого текста. Который воспринимается как призыв к тому, чтобы изменить свое отношение к другим людям. И вырваться из оков предубеждений в своём отношении к ним.

Надо научиться и слушать. Это тоже трудно, потому что слушать значит согласиться на то, чтобы содержание другого человека стало нашим достоянием без процеживания. Слушать человека, не откидывая то, что мне не сродни, что мне оскорбительно, отвратительно, что для меня неприемлемо. Слушать по-настоящему это значит приобщиться, принять в себя все, что этот человек изольет, и это пережить именно в какой-то тайне приобщенности, общности жизни. В некотором отношении мы это делаем легко. Скажем, те люди, которые любят музыку, отдают себя ей, открываются ей, чтобы потоки чужого опыта стали через музыку их достоянием. Но это гораздо труднее делать, когда человек говорит прозой и говорит о вещах, которые сами по себе совсем неприглядны или ранят. Для этого надо согласиться сначала на какую-то долю, а потом на окончательную, полную приобщенность (а значит, и растерзанность).
Редактировалось: 1 раз (Последний: 13 апреля 2011 в 10:28)
Достоевский в “Братьях Карамазовых” маленькую главу посвятил аду; для него ад - это момент или состояние, когда человек скажет себе: “Поздно! Я прошел мимо всего...; единственное, что было на потребу, единственное, для чего стоило жить, чем стоило жить, я уже больше исполнить не могу; я никому больше не нужен. Было время, когда я мог любить умно, сердечно, творчески; теперь я этого больше сделать не могу; я вошел в вечность, в которой любовь изливается от Бога; моя любовь никому больше не нужна. На земле - да, она была нужна очень многим; очень многим нужно было, чтобы я на них обратил внимание, чтобы я их заметил, чтобы я умел их увидеть глубоким, проницающим взором; чтобы я умел прислушиваться к ним и слышать не только пустые звуки, слова, а то, что за словами кроется: крик, плач, радость или страх живой души перед своей жизнью...” (Антоний Сурожский "Радость покаяния")
Последнее предложение по сути своей Одиннадцатый шаг"...понимать, а не быть понятым, любить, а не быть любимым.."
Редактировалось: 1 раз (Последний: 16 апреля 2011 в 20:34)
Helmikuu
Митрополит Антоний Сурожский
После чтения Огласительного слова свт. Иоанна Златоуста
----

Христос - победа жизни над смертью. Наша вера - это победа над всем
ужасом, который сейчас, уже столетиями, происходит на земле. Болезнь,
смерть, убийство, война, взаимная ненависть, взаимное отчуждение,
измена человека человеку, народа народу - всё это с самого начала
существовало, но тогда люди не видели исхода из этого. Теперь же есть
исход. Если мы верим во Христа, то знаем, что победа в конечном итоге
- за жизнью, за правдой, за истиной, за любовью, за милосердием, за
состраданием. И мы все должны быть готовы отдать свою жизнь для того,
чтобы жили другие: не всегда обязательно утратить земную жизнь, а
посвятить ее полностью, всецело служению добру и служению другим,
помня, что нет человека, который не страдает; и каждому человеку это
нужно. Поэтому будем помнить, что мы посланы Христом в мир для того,
чтобы в этот мир - темный, запутавшийся во грехе, в человеческой
ненависти, в слабости - принести сознание что Бог уже победил и что
стоит обраться к Нему - и мы станем соучастниками Его борьбы. Это
может стоить нам жизни, но это будет победа Божия в нас, и будет через
нас новая жизнь для других людей!

Христос воскресе!
Порою нужен сбой в системе, и шаг на ощупь в темноте. А иногда – побыть не с теми, чтоб, наконец, понять, кто – те
|
Перейти на форум:
Быстрый ответ
У вас нет прав, чтобы писать на форуме.