Главная » Блоги » Тетрадка в клеточку
Автор блога: Tori
+29 RSS-лента RSS-лента

Тетрадка в клеточку

размышления
Я по-прежнему лежу в отделении неврозов. Мне здесь хорошо и спокойно. Раньше, когда муж на меня орал, что мне место в психушке, я обижалась. А сейчас думаю, да, мне здесь самое место smile
Теперь, когда обо мне кто-то заботится и никто от меня ничего не требует, можно спокойно полежать, сколько мне нужно, и спокойно подумать. В голове тишина. В душе тоже тихо и спокойно. И я сейчас готова поверить, что Бог обо мне позаботился, дал мне тут лежать и приходить в себя. С квартирой пока все так же ничего не ясно, но я не хочу сейчас ни о чем думать, ни о каких проблемах.
Я думаю вот о чем. Когда я слышу, что надо жить для Бога и по Его воле, так ли я понимаю это, как надо? Правильный ли смысл я понимаю? Для меня это звучит, как если бы мне сказали, что надо жить для кого-то, по чьей-то воле, не моей. Что все должно быть не как я хочу, а как хочет кто-то другой. Но я так и жила всю жизнь - как мне велели воспитатели в детдоме, как хотели другие, потом, как велел и хотел мой муж, потом, как велели священники в церкви. А как и что хотела я - с этим никто никогда не считался. И мне всегда было плохо, у меня не было того, что мне было нужно. Своеволие - грех, и я не заикалась о том, что мне хочется. Когда с мужем жила, священники говорили, что только грешницы выходят замуж для своего удовлетворения, а христианки живут для славы Божьей. И вот психолог мне сказал как-то, а правильно ли я это поняла. И я сейчас думаю, а действительно, правильно ли я поняла, что это значит? Я поняла это так, что нельзя хотеть своего какого-то удовлетворения, это грех для грешниц, а нужно делать все только для Бога. То есть для кого-то, не для себя. Я понимаю кажется только две вещи - или для себя, или для кого-то другого, не для себя. И я не разделяю, для Бога это или для другого человека, для меня главное, что не для себя. Но может это неправильно? То есть, может быть для Бога - это не тоже самое, что для кого-то другого? То есть я понимаю или для себя или не для себя, и мне уже все равно, для кого именно. Но может быть для Бога это не значит, что не для меня? Я в детстве понимала Бога, как такого же отца, только "волшебного" и на небе. И когда мне говорили, что нужно что-то для Бога, это было тоже самое, что для папы. И я так дальше и понимала всю жизнь, или для меня или для кого-то, для папы, для Бога, для кого-то ещё, и я все это ставила в один ряд, потому что не для меня. И я сейчас очень не хочу жить для кого-то другого, по чьей-то чужой воле, я хочу для себя, для своего спокойствия, для своего комфорта. В общем, я задумалась о том, правильно ли я понимаю, что жить надо по воле Божьей. Может быть, не правильно и от этого у меня перекос в понимании всех вещей, которые происходят? Я боюсь и не доверяю Богу, как боюсь и не доверяю кому-то другому. Может такое быть, что для Бога не означает, что это не для меня? Может, я просто запуталась во всем этом...
Tori +3 962 19 комментариев **
в больнице
Я легла в отделение неврозов. Мой психолог выписал мне направление. Здесь хорошо, можно лежать и ни о чем не думать. Дают успокоительное, но я и без него спала бы сутками. Хочется жить тут всегда, чтобы не выписывали, чтобы не возвращаться на работу, в квартиру, туда, на что у меня нет сил. Мне хорошо здесь. Жаль, что это не навсегда.
Когда я собирала вещи для больницы, мой психолог пошёл со мной ко мне домой. Там был этот хозяин той комнаты. И психолог очень громко, так чтобы он слышал, сказал, какую благодатную почву тот подготовил для того, чтобы я могла его убить и моя семья заняла бы его комнату. Он сказал, что благодаря этому соседу в полиции есть записи, что я неадекватно себя веду, что я ненормальная, и если я убью соседа, мне назначать принудительное лечение в психушке, а потом я выйду и буду спокойно жить во всей целой квартире. А то, что я полежу сейчас в психушке будет ещё очень полезным, чтобы мне ничего не было, когда я убью соседа. Психолог сказал очень громко, какой сосед молодец, лучше и не придумать, чтобы его убить и мне ничего бы не было, потом можно сказать, что мне мерещились азеры, как будто они на меня нападают, а как будто оборонялась от них и нечаянно убила соседа. Он так серьёзно это говорил, убедительно, что мне хотелось смеяться. Я знаю, что сосед слышал, вот и пусть теперь боится. Не знаю, что будет дальше. Не хочу об этом думать. Сейчас мне хорошо и хочется только спать и спать. И чтобы это не кончалось. Чувствую себя такой уставшей и измученой.
Когда я уже легла в больницу, психолог приходил ко мне, и сказал "не переживай, будет очень весело". И рассказал, что он заходил к участковому и сказал ему, что доводит меня сосед или не доводит, но я себя чувствую в очаянии и загнаной в угол. И если я в таком состоянии совершу преступление над соседом, участкового будут сильно дрючить, потому что у него несколько моих заявлений и заявление этого соседа, что я ненормальная. И получается, что они прошляпили и у них очень плохо с профилактикой. Психолог сказал, что участковый потом пошёл к этому соседу и сказал ему, что если я такая ненормальная, как он сам говорит, ему надо быть со мной поосторожней. Сейчас, когда я в больнице и не надо ни о чем заботиться, мне и правда весело об этом слушать. Не хочу думать, что будет дальше. Пусть бы они все веселились без меня, а я бы только слушала про это и смеялась.
Tori 0 817 7 комментариев **
Про ежика
Мой психолог рассказал мне это, чтобы я брала с ёжика пример smile
Ёжики - миролюбивые существа. В случае опасности их инстинктивная реакция - прятаться. Они сворачиваются в клубочек и ждут, пока опасность не пройдёт. Но если ёжика выгонять из его жилища, он моментально вспоминает, что зубы живому существу нужны не только для еды, но и чтобы защищать себя. И тогда он превращается в нормального хищника и может покусать так, что мало не покажется.
Вот и мне психолог советует вспомнить, для чего нужны зубы и начать кусаться.
Про ежика
Tori 0 699 3 комментария **
Жизнь превратилась в кошмар
Прочитала у Любы рассказ про больницу. Начало рассказа очень отозвалось. Совсем недавно и я оказалась в больнице. Так было плохо на работе и дома, просто невыносимо. Я чувствовала себя такой вымотанной, не знала, куда деваться от всего. Думала, хоть бы заболеть, а еще лучше умереть совсем. Ну, нет у меня сил справляться со всем, что на меня сыплется. Сил нет работать, справляться со всем, что требует от меня начальница. Дома свои ужасные проблемы. Я живу в коммуналке, и наш сосед сдал свою комнату азербайджанцам. Их десять человек. В квартире стало невозможно жить. На кухню зайдешь - везде грязь, гора немытой посуды, плита - как у беспробудных наркоманов или пьяниц, все чем-то залито... Каждый день приходя с работы, на которой устала просто до шума в голове и нестояния на ногах, приходилось все это отмывать, чтобы была возможность что-то там себе приготовить. А в туалет просто невозможно было зайти, такое впечатление, что люди никогда в глаза не видели унитаза и не знают, как им пользоваться. Я не знаю, какими словами описать это скотство, которое творилось в нашей квартире, на скотном дворе, наверное, чище и не так воняет. Мой муж весь день сидел в комнате и в места общего пользования не высовывался. А когда я приходила с работы, орал на меня, что он голодный и ему нужно в туалет. Брал меня за шиворот и волок в этот угаженный туалет, чтобы я там все мыла. Я от слез не просыхала. На самом деле хотелось умереть. Но деваться мне некуда, никого у меня нет, к кому я могла бы сбежать от туда.
И однажды на работе я упала в обморок. Оказалось очень высокое давление. Положили в больницу. И вот я лежала на кровати и мне было так хорошо. Мне было все равно, что со мной. Врачиха что-то говорила, что я худенькая и такое высокое давление - это очень серьезно. Но мне было все равно. Я даже не знаю, какие лекарства мне давали, какие капельницы ставили. Я просто лежала и радовалась, что могу вот так лежать и никто меня не сгонит с кровати, не погонит мыть весь этот ужас. И начальница не будет взваливать на меня какую-то непонятную работу, не будет с меня что-то требовать и выражать мне свое недовольство, что я не такая расторопная, как она хочет. У меня был наконец покой. Я могла наконец лежать и ничего не делать. У меня ничего не болело, я не чувствовала себя плохо. Я совсем ничего не чувствовала. И все, чего я хотела - это лежать, лежать и лежать. Я даже ни о чем не думала. Смотрела в потолок или спала. И мне ничего не было нужно. В общем, это все, чего я хотела. Я лежала так неделю. А потом от лекарств давление стало нормальным и меня выписали.
Я вышла из больницы и села у дверей. Мне некуда идти. Дом превратился в угаженный барак. На работе опять начальница со своими требованиями, которым я не соответствую. Надо думать о том, об этом, а я вообще не могу думать. И не хочу думать.
Домой пришла - все то же самое. Грязь за неделю никто не убирал. Муж просто сбежал к какой-то бабе. Сыновья сбежали пожить у друзей. Я одна в этой грязи и без денег. Хотела лечь спать. Но тут ко мне в комнату вломился один из квартирантов и выволок меня за волосы в коридор, сунул мне в лицо тряпку и на своем языке что-то орал. Наверное, чтобы я за ними мыла. Я выскочила в подъезд как была, не одетая и босиком. Постучалась соседке, вызвала от нее полицию. Никто не приехал. Переночевала у нее. Ночью потихоньку зашла в квартиру, взяла вещи. Конечно, всю ночь не спала, плакала и молилась. Утром голодная пошла на работу. Начальница тут же выссказала мне, что я посмела заболеть. И с такой ухмылкой сказала, что не надо ей здесь представления с обмороками устраивать. Затем наорала, что я не кинулась помогать бухгалтерам. Я в бухгалтерии совсем ничего не понимаю, и это не моя работа, но начальница считает, что мне полезно шевелиться и изучать что-то новое. И орет за то, что я не хочу ничего изучать, а хочу работать на своей маленькой работе со своими маленькими обязанностями. Я никто. Не бухгалтер, не медик, не кадровик. Я сижу в архиве маленькой поликлиники и моя работа перебирать карточки. Я даже не регистратор. Но начальница постоянно посылает меня помогать то кадровикам, то бухгалтерам, то регистраторам, то медсестрам, то санитаркам... И когда я отказываюсь, орет на меня, как будто я последняя не знаю кто. И все это так и было, как только я вышла с больничного.
С работы я никуда не пошла. Некуда мне идти. Осталась ночевать в архиве. Тут теперь и живу. Мечтаю, чтобы опять подскочило давление, чтобы меня опять положили в больницу, где никто ничего не будет с меня требовать, а я смогу просто лежать в чистой постеле и ни о чем не думать. А лучше, чтобы меня совсем не было. Не знаю, что будет дальше. В душе уже даже слез нет. Просто какой-то ужас постоянный.
Думаю о том, что раньше я чувствовала, что мне плохо с моим мужем. Вспоминаю, что я чего-то хотела. Вот и дохотелась. Теперь даже дома нет. Так всегда было в моей жизни. Раньше я думала, чего же Богу от меня нужно, когда же меня перестанет жизнь лупить по башке. И молилась и постилась и все, что в церкви говорили соблюдала. Боялась подумать о чем-то. Но лучше не становилось. Хуже - да, но не лучше. В последнее время начала идти по программе, с трудом вползла на третий шаг. Просто подумала, может и правда Бог может быть таким, как я напишу в концепции Высшей Силы. Теперь вижу - нет, так не бывает. Я написала, что Бог будет защищать меня от беды, от людей, которые могут меня обидеть. Написала, что Бог даст мне безопасность и возможность жить по силам, не напрягаться сверх силы, так чтобы не уставать и не чувствовать себя плохо. Написала, что Бог позаботится обо мне, так чтобы я могла побыть такой, какой я себя сейчас чувствую - слабой, уставшей, не взрослой, и чтобы меня никто не трогал, никто не напрягал, что Бог даст мне время, чтобы я успокоилась. Но все это неправда. Я получила такую жизнь, в которой я жить не могу. Да, я живу не на помойке, в архиве. Наверное, я должна порадоваться этому? Или может увидеть какой-то урок или что-то еще. Но мне просто плохо. Я плачу, когда вспоминаю ту неделю в больнице. Мечтаю там оказаться снова. Я перестала разговаривать с психологом. Мне нечего ему сказать. Молиться Богу тоже перестала. Не знаю зачем. Все равно будет так, как будет. Я просто устала жить.
Tori +1 2187 63 комментария **
Не знаю, чего хочу.
Вот, прочитала у своего психолога на страничке это, очень отозвалось. Прямо, как с меня писали. Я все время не знаю, чего хочу, все время сомневаюсь, правильно - не правильно... И слушаю всех, кто что скажет, как мне надо делать, как будто каких-то указаний жду, как мне жить, разрешат мне или не разрешат что-то. А потом сама обижаюсь, что не разрешают так, как мне хочется. Психолог сказал "Так делай, как тебе хочется!" А я сразу опять вся в сомнениях - можно мне так или нельзя, и вообще, чего я хочу...
Вот эта статья, так и называется Не знаю, чего хочу.

Когда ребенок ощущает какую-то жизненно важную потребность (в еде, внимании, уходе, любви и т.п.), которую он не в силах удовлетворить самостоятельно, он зовет на помощь.

Младенец плачем привлекает внимание матери и, ожидая, что она придет и даст то, в чем он нуждается. Если мать не приходит (или делает не то), ребенок будет чувствовать, как потребность становится все острее и острее, и будет плакать и кричать сильнее: потребность сама никуда не исчезнет. Если проигнорировать его нужду в еде и уходе, ребенок просто не выживет. Результаты неудовлетворения потребности в любви не так очевидны, потому, что убивают не сразу.

И если к ребенку так никто и не придет, он, конечно, перестанет кричать и плакать, но не от того, что потребность чудным образом исчезла, а от истощения. Ребенок в бессилии и отчаянии, он очень страдает, и к нему приходит понимание, что эта его нужда не может быть удовлетворена.

Он начинает искать источник страдания, и находит: это его собственные желания, и чем больше он хочет, тем больше он будет страдать. Так начинается путь «избавления от желаний».

Он учится забывать о своих чувствах и нуждах. Чтобы отвлечься от неудовлетворенности, ребенок будет старательно учиться: это дети с ранними достижениями, ранними интеллектуальными успехами. Ему свойственны самообвинения. Убежденность «я не такой», «я недостаточно хорош» подпитывается невозможностью направить матери свой гнев за то, что та, например, оставила в яслях и ушла. По сути, он направляет гнев, адресованный матери, на себя. «Она ушла не потому, что она плохая (мама не может быть плохой), она ушла, потому что я плох и не заслуживаю любви». Он очень рано научается оправдывать («понимать») других: «она ушла, потому, что ей надо зарабатывать деньги, и я не имею права требовать от нее быть со мной».

И тогда во взрослом возрасте мы имеем:

1. «Я не знаю, чего я хочу». «Я хочу, чтобы вы мне сказали, что я хочу». Неумение тратить на себя деньги и другие ресурсы. Вера в собственную недостойность лучших условий, лучшей одежды, лучшей работы. Много альтруизма, желания заботиться о других. (Человек неосознанно делает другим то, в чем нуждается сам).

2. «Я не знаю, что я чувствую». Разучился очень давно… Они не чувствительны настолько, что постоянно перерабатываются, переутомляются до истощения.

3. «Я не имею право просить, требовать – даже хотеть чего-то от других людей, особенно от тех, кто для меня ценен». («Я даже знаю, почему они мне это не дадут: у них свои дела и интересы, им не до меня»).

4. Сильнейший страх быть отвергнутым, отсюда – одновременно – демонстрация независимости. Так проявляется страх повторения раннего детского отвержения, «не-принятия», «не-любви».

5. «Я ни на кого не злюсь, я добрый». «Если что-то идет не так, это я сам виноват». Страх предъявлять негативные чувства. Самообвинения и масса негативных убеждений о самом себе.

Это описание характера депрессивного человека. Его 2 основные проблемы (хроническое неудовлетворение потребностей и невозможность направить свой гнев вовне, сдерживание его, а вместе с ним сдерживание и всех теплых чувств) с каждым годом делают его все более и более отчаивающимся: чтобы он ни предпринимал, лучше не становится, наоборот, только хуже. Причина – он делает много, но не то.
Трудно понять - чего ему не хватает именно потому, что речь не идет о лишенности обладания кем-то или чем-то. Наоборот - у него обладание лишенности, и он не в состоянии понять чего лишен. Утраченным оказывается собственное Я. Ему невыносимо тягостно и пусто: а он даже не может оформить это в слова...
Tori +2 1107 22 комментария **
Что для меня смирение.
Недавно я тут прочитала про смирение. Для меня это очень и очень больная тема. Настолько больная, что я даже не могу воспринимать никакие объяснения, когда я слышу слово "смирение", мне хочется вопить, кричать и бежать, куда подальше. Конечно, я сказала об этом своему психологу. И он сказал "Хорошо, вопи, кричи, беги. А когда прокричишься и набегаешься, раскажи мне пожалуйста, что же тебя так пугает?" У меня сразу возникла буря возмущения "Как это что?!" И он сказал "Ну, у меня вот такой реакции не возникает, поэтому я и спрашиваю, что тебя так пугает?" И так слово за слово, мы подошли к вопросу, что для меня означает это слово.
Я много лет ходила в церковь, и все это время все батюшки, которых я слышала, говорили, что только мирские грешницы, которые попадут а ад, живут для себя, а благочестивые христианки живут только для Бога. И смирение - это не иметь ввиду себя, и ничего не хотеть для себя, а жить только так, как Бог даст. Например, от беременности не предохраняться, а родится если десять детей - слава Богу. Если умрут все эти дети - Бог дал, Бог взял, слава Богу за все. И вообще, все, что в жизни происходит, все от Бога, и за все скорби и страдания надо Бога благодарить. А для меня скорби и страдания - это не пустой звук. Это и смерть родителей, когда я была еще ребенком, и все побои - издевательства в детдоме, и моя жизнь замужем, и беременности - роды... И вот психолог у меня спрашивает "Так тебе от побоев - издевательств бежать хочется?" Ну, конечно! А смирение - это когда мне очень тяжело и плохо, но никуда дергаться не смей. И ладно бы для меня это все было в теории, но для меня вся жизнь была именно такая во всем. В церкви просила совета у священников, например, что на работе мне тяжело и плохо и начальница оскорбляет. Отвечали, что это Бог дал для моего смирения, вот терпи и смиряйся. Или, например, спрашивала, как мне относиться к тому, что родителей так рано не стало, что в детдоме издевались и избивали. Тоже отвечали, Бог дал для моего воспитания, Бог ничего не дает сверх меры, раз дал так, значит, мне по силам. Терпи и смиряйся, неси свой крест... И пришли мы с психологом к такому выводу, что смирение в моем понимании - это как раз вот такие скорби, побои - издевательства, лишение всего. Словом, ничему такому не противиться, а согласиться, чтобы это все случалось со мной. И вот от этого мне хочется вопить, кричать и бежать, куда подальше. А любые объяснения я слышу так, что мне хотят объяснить, как такими скорбями Бог меня воспитывает, чтобы я стала такой, как Ему надо. И мне хочется кричать, что не надо меня воспитывать никак! Я хочу, чтобы просто меня никто не трогал. Чтобы Бог просто оставил меня в покое, не переделывал меня никаким таким воспитанием. Просто не надо меня мучить. Психолог сказал, что все на самом деле не так. Но я не могу ему поверить. Ведь со мной все это случалось. И мне священники, которые про Бога и про все это знают, так вот говорили. Меня избивали в детдоме, издевались - это Бог меня для чего-то воспитывал. Разве это не так? Ведь мне это говорили священники. И когда сейчас мне говорят, что мне нужно о себе думать, о себе заботится, научиться себя защищать, что Бог хочет, чтобы я заботилась о своих потребностях и себя защищала, я не могу в это поверить. А как же смирение - согласиться, чтобы со мной все это случалось и не не противиться ничему? Бог хочет, чтобы я была послушная, принимала все, что на меня сыплется - так всегда говорили мне в церкви. И вдруг мне говорят, что Бог хочет, чтобы я себя защищала и думала о своих потребностях. Я при этом чувствую, будто меня куда-то заманивают. Для меня это большое противоречие.
Tori 0 844 10 комментариев **
не хочу бояться, но боюсь.
Я продолжаю натыкаться на ситуации, которые показывают мне что-то мое. Как иллюстрации того, как прав мой психолог, когда объясняет мне мои чувства и откуда они берутся. На этот раз я убедилась, что у меня действительно есть в голове какой-то мой образ власти, который я переношу на Бога, и что боюсь я на самом деле не Бога, а этот свой образ власти, который Ему приписываю.
Все началось с небольшого листочка - памятки, которую нам раздали на работе, как нужно себя вести с людьми, которые к нам обращатся. Вроде бы ко мне эта памятка не относится, я работаю в архиве небольшой поликлиники, и с людьми контакта не имею. Но ее раздали всем, и я ее прочитала. Среди прочего там была такая фраза : "Помните, пациент - это человек, который нуждается в понимании, сочувствии и доброжелательном отношении." И я очень разозлилась на эту фразу. И расплакалась. А разве я сама не нуждаюсь в понимании, сочувствии и хорошем ко мне отношении? С чего ради начальство обязывает меня помнить, что нужно каким-то пациентам, когда с моими нуждами никто здесь не хочет считаться? Когда мне плохо, я плохо я себя чувствую, я не имею право взять больничный, не могу отпроситься на день - другой, чтобы отлежаться, я должна терпеть и мучиться, но приходить на работу под страхом увольнения. Совсем недавно я очень плохо себя чувствовала и все-таки взяла больничный, так начальница отчитывала меня за это, как будто я совершила ужасное преступление. Она буквально орала на меня, что она мной очень недовольна. И сказала, что у них не берут больничные, в пример привела девушку, у которой на работе начался выкидыш на раннем сроке, началось кровотечение, так она "быстренько сбегала в гинекологию, выскоблилась, и через полчаса вернулась на рабочее место!" Вот как я должна работать.
Сперва я плакала над этой памяткой, потому что ко мне на работе никто не собирается так относится, как они сами же требуют от работников. Потом вспоминала, что ко мне всегда так относились начальники, которые у меня когда-либо были. И мой муж относился ко мне именно так, требуя при этом от меня заботы о нем и детях. И вообще все, кто имел надо мной какую-либо власть, относились ко мне так же. А потом я задумалась о том, что этого же я ожидаю и от Бога. Мне кажется, что Бог требует от меня чего-то, что я должна делать, при том что до меня самой Ему нет дела. Даже если мне плохо и я мучиюсь, Бог заставит меня делать так, как Ему нужно, так мне всегда казалось. Потом я вспомнила, как начальник заставил меня выполнять работу, которая меня очень напрягала, у меня нет способности к бухгалтерской работе, но он заставил меня помогать бухгалтерии что-то считать, и я прямо ревела, утонув в этих счетах, в которых я вообще ничего не понимаю и не хочу ничего понимать. И о Боге мне кажется тоже самое, что Он заставляет меня справляться с чем-то, независимо от того, насколько мне плохо и тяжело. Мой начальник говорил при этом, что мне это полезно, мало ли чего я не хочу, он считает, что я должна уметь это делать. И мне кажется, что Бог так и обходится со мной всю жизнь, заставляя меня через силу что-то делать, мучиться, но делать. Я боюсь Бога так же, как боюсь своих начальников. И веду себя так же - терплю, молчу и делаю, потому что боюсь какого-то наказания. И когда потом слышу проповеди или читаю что-то, где говорится о любви к ближнему или о том, что нужно принимать людей такими, как они есть, для меня это как та памятка о работе с пациентами. Я не могу никого любить и не хочу никого любить. Наоборот, я все и всех ненавижу. И у меня возникает ужасная злость на такие правильные слова. Потому что ко мне самой никогда этого не было.
Я даже не знаю, люблю ли я своих детей. Я всегда боялась сделать что-то не так, как-то повредить им в чем-то. Но мне было очень тяжело о них заботиться. И я подумала, что если бы мне предложили какие-то родственники позаботиться о них, я отказалась бы не потому что не хочу с ними расставаться, а потому что ужасно боюсь осуждения других людей. Боюсь мнения людей о себе. Не так давно я смотрела какой-то фильм, там у героини родственники отбирают детей. И я тогда подумала о том, что меня в такой ситуации страшило бы только мнение обо мне людей. Я чувствую, что во мне нет никаких чувств даже к моим детям, а только ужасная усталость и дипрессия - вот и все, что я чувствую. Я уже ничего не хочу, не стремлюсь ни к какой радости, я просто хочу покоя. Иногда мне хочется уволится с работы и тихо молча умереть где-то одной, настолько мне тяжело ходить на работу. И я хожу на эту работу не потому, что иначе меня уволят и мне не на что будет жить, а потому что начальник перед увольнением будет на меня орать, как я всех тут подвела. И все будут смотреть на меня с такими злыми рожами и высказывать мне свое недовольство. И поэтому же я всю жизнь ходила в церковь. Я боялась отношения ко мне знакомых прихожанок, если я перестану ходить в церковь. Я боялась наказания от Бога, если я не буду делать, что требуется.
И конечно это все из детства, что я так боюсь людей. В интернате, где я была, такое недовольство мной означало, что меня изобьют. Если мной недовольна воспитательница, она будет бить меня, таскать за волосы, лишит еды на целый день или поставит в одних трусах в коридор на всю ночь. Если мной недовольны ребята, они просто изобьют меня, будут издеваться и насмехаться. Конечно я давно уже выросла из всего этого, но до сих пор боюсь людей и ничего не могу с этим поделать. Как-то обращалась к психологу, она мне сказала, что мне выгодно всех бояться, что так я считаю себя хорошей, а других плохими. И я больше не стала к ней обращаться, потому что мне выгодно не это. Мне выгодно просто чтобы меня не трогали. И наконец вот я встретила психолога, который меня понял. Я сама начала что-то понимать, но я никак не могу изменить свое отношение к людям и к Богу. У меня все равно возникают чувства, которых я даже не хочу, но против моей воли чувствую.Я не хочу бояться, но ничего не могу сделать с собой, страх возникает всегда и против моей воли. Я не хочу бояться людей, не хочу бояться Бога. Но даже если я что-то понимаю, я все равно чувствую страх. И поэтому для меня в словах о признании своего бессилия и того, что моя жизнь стала неуправляемой есть мой собственный большой смысл. Психолог сказал, что я прошла первый шаг в полной мере, потому что хорошо поняла и прочувствовала и свое бессилие перед своей духовной болезнью и неуправляемость моей жизни. Но я все еще никак не могу вползти на третий шаг. На вопрос психолога, какому Богу я могла бы доверять, я отвечаю "тому, который ибавит меня от работы и даст молча лежать и смотреть в потолок пока я не почувствую себя лучше". Я понимаю, что это от физической измотанности, но сейчас я нуждаюсь в покое и ничиго неделании больше всего и ни о чем другом не могу думать.
Tori 0 1220 14 комментариев **
Экзамены в школе.
Когда я признала наконец, что мой сын совершенно не математик, и перестала терроризировать его этой математикой, ребенок вздохнул свободно и приложился к тому, к чему у него есть интерес и способности. И вот он сдал экзамены за 9 класс, по математике конечно троечка, но зато по русскому набрал максимальный бал и по истории на пятерку. Как все-таки хорошо, когда человек занимается тем, что ему интересно, и не мучает себя, чтобы соответствовать чьим-то ожиданиям. Старший сдал ЕГЭ, все на троечку, но я не расстроилась, и он тоже. Ему нравится в машинах ковыряться, о машинах он и знает много. Значит, будет учиться на какую-то специальность, связанную с машинами. И я понимаю, как я сама изменилась за это время, раньше я бы очень расстроилась, что старший у меня не поступит в ВУЗ. Мне казалось, его не будут уважать без высшего образования, и ко мне будут относиться с пренебрежением. А сейчас я знаю, что от того, что у моего ребенка технические интересы, он не стал от этого хуже. И насколько нам жить легче, когда я не придираюсь к детям и не требую с них чего-то не по их способностям.
К себе тоже учусь не придираться и не принуждать к чему-то, что "не мое". Но это труднее, чем не придираться к детям. Все время над душой давлеет понятие долга, обязанности, ответственности. Мой психолог говорит, что эти понятия я понимаю не так, как нужно и по сути сама себя к чему-то приговорила, что я как будто должна, обязана и за это отвечаю. Сама на себя взваливаю больше, чем в состоянии понести, и потом плачу, как тяжело жить. Говорит, что и в духовной жизни у меня все точно так же происходит. А надо и в духовной жизни к себе относиться так же, как я отнеслась к моим детям с их школьными экзаменами.
Tori +3 759 3 комментария **
Смотрю на себя со стороны.
В последнее время я начала замечать, что сталкиваюсь с такими событиями, которые как бы показывают мне меня со стороны.
В этот раз я увидела, как я вела себя раньше со священниками и разного рода авторитетами.
Погла я к своему психологу. И увидела его на улице, окруженного несколькими женщинами, которые его о чем-то спрашивали. Но они не просто спрашивали, а буквально заглядывали ему в рот, всем свом видом показывали, как им важно получить его ответ, и было очевидно, что они ожидают его, как резолюцию некоего авторитета, как постановление верховного суда. И я так хорошо их поняла в этот момент! Так хорошо вспомнила и почувствовала это состояние. Когда ждешь чьего-то слова, как решения своей судьбы, потому что хочешь просто кого-то слушаться, чтобы это он, большой и умный, нес ответственность за эти решения, чтобы, если что, и виноватым был бы он, ведь это он так велел...
Психолог совершенно спокойно повторил какие-то их рассуждения. Они хором интенсивно кивали. Затем он сказал "А теперь думаем сами..." И я увидела такой ужас на их лицах. Они уже не слушали, что он говорил дальше, эта фраза их испугала. И они все так же смотрели ему в рот с надеждой, что он передумает, и скажет им, что и как они должны думать.
Мне так стало их жалко. Вернее, мне стало жалко саму себя, потому что я почувствовала себя, будто я одна из них, такая же, как они. Это я хочу слушаться и перекладывать ответственность за себя на кого-то. И мне страшно принимать эту ответственность на себя, страшно думать самой и самой принимать решения. Я подошла к психологу и сказала, чтобы он хоть совет им дал какой-то, ведь людям тяжело самим... Он ответил, что они его совет примут за истину в последней инстанции, а он не должен руководить их жизнью, и даже если совет правильный, это будет неправильно. Я хотела его поуговаривать. Но он сказал "Я не несу ответственности за их жизнь и за их выбор. И я не имею права потакать их заблуждению в этом".
И я поняла, что он прав. Если он даст им совет, они его мнение возведут в ранг закона подлежащего исполнению. И будут считать, что это он отвечает за все. Он разрешил, он и виноват, если что. Или он запретил, и он виноват, если что. А если правда что-то не так, человек просто уйдет в дипрессию, и будет думать, что кто-то навязал ему такую жизнь. Как я все время думала.
Наверное я не спроста сталкиваюсь с такими вот событиями. Как будто это Бог специально показывает мне меня саму. Чтобы я это так наглядно увидела и поняла свои ошибки.
Tori +4 917 7 комментариев **
Про кошку, меня и страшные страхи.
Попробовала дальше по шагам. Хотя доверия Богу так и нет в душе. Добралась до 4 шага, проработала обиды, как получилось, хотя наверное не очень. Не все смогла отпустить. Ну, дошла кое-как до страхов. И тут просто паника у меня началась. Психолог сказал написать страхи, все какие в голову придут. А я не могу, вот только придет в голову какой-то страх, так мне и страшно. И все, не стала я дальше страхи вспоминать, страшно мне о них думать. У меня какое-то истеричное состояние сразу начинается. Уж психолог со мной и так и эдак, а я ни в какую. Это все потому что доверия Богу нет, так он объяснил. Да я и сама согласна с этим. Остановилась я в общем, в истеричное состояние впала и никого не слушаю, ничего не хочу, с психологом разговаривать не хочу.
Тут дочка моя в другой город собралась на пару дней. А у ней кошечка. И чтобы животное одно эти дни не было, она кошечку к нам привезла. А у нас своя кошечка дома. Старенькая уже. И вот дочкина кошка нашу увидела и прямо кинулась на нее. Насилу разняли их, как она нашу кошку драть начала. Наша перепугалась, в ужасе забилась за батарею и все два дня там просидела без вылазно, даже в туалет не выходила, ни поесть ни попить. Через два дня дочка вернулась, кошечку свою забрала. А наша все так за батареей и сидит. Я уже ей и лоток к этой батарее поставила, ненормально же несколько дней в туалет не ходить, она же живая. И попить ей к батарее принесла и поесть корма какого-то вкусного купила. И вот она только ночью, когда все спали вышла, на лоток сходила, попила и обратно за батарею спряталась. И вот уже неделя прошла, как дочкиной кошечки у нас нет, а наша так за батарееей и сидит, только по ночам выходит потихоньку.
И так мне это показалось на меня похоже. Когда-то была я в детдоме, было мне там ужасно. Прошло с тех пор почти тридцать лет, а я все так и боюсь всего на свете. Прямо, как наша кошка, забилась куда-то и боюсь в жизнь выглядывать. Можно сказать, тридцать лет почти "за батареей" сижу. И вот вижу, что как бы я ни хотела что-то дать нашей кошке, я не могу, потому что она ко мне не выходит. И тут мне понятно стало о чем мой психолог говорит, когда он сказал, что Бог тогда что-то дает, когда человек готов это взять. Ведь наверное и мне вот так же ничего невозможно было дать, потому что я перепуганная сидела где-то забившись и в жизнь не выходила. И сейчас так же вот кидаюсь прятаться, только шорох какой услышу. И думается мне, что это Бог мне так наглядно показал, как я себя веду в жизни, и что мне невозможно что-то дать. Я вот кошке самую вкусную еду купила дорогую, какую мне кошатники посоветовали. Но я не могу ей это дать, потому что еда в комнате, а она за батареей. Я ей еду показываю, зову ее ласково, а она все равно боится. И я ведь точно так же себя веду, никому не верю, всего боюсь.
и вот сейчас я стала писать снова свои страхи. Напишу немножко и психологу сразу их рассказываю. и думаю все время, что я как кошка наша, все уже прошло, а я все боюсь, чего уже давно нет. Тогда только не так страшно становится.
Tori +1 879 9 комментариев **