Главная » Блоги » Из Беларуси » Семейный узел: продолжение развязки

Семейный узел: продолжение развязки

+7
Голосов: 7
Автор: Евномий
Опубликовано: 1241 день назад ( 2 февраля 2016)
К празднику Крещения у меня все было запланировано и расписано по 20-ое число включительно. А накануне праздника, вечером, поступил звонок с «исторической родины», от соседки - умер второй мой брат. Не крещен. Причина смерти ясна и без вскрытия – слабое питание + образ жизни (точнее, запущенная язва желудка, "заглушаемая "чернилами"). Около полуночи – по этой же причине позвонил двоюродный брат. Ожидает моего приезда – не только ради похорон, но чтобы решать вопрос с моим, давно почти недееспособным физически, родителем. Ведь я остаюсь его последний в живых сын. А там он никому не нужен.
От тоски, депрессии – ночью почти не спал, болело сердце, явно подскочило давление. Снова думал, что нужно ложиться в больницу лечить сердце. Я понятия не имел, что делать с родителем. У меня нет социальных или финансовых ресурсов, чтобы брать на себя за него ответственность. А как туда добираться? С пересадками – это почти сутки в одну сторону. А что там делать? Мне страшно было столкнуться с царящими там безысходностью, бессмыслицей, безверием. Я боялся, что та атмосфера, от которой я когда-то бежал, высосет меня без остатка. А, может, чисто физически может подвести и сердце. Оказаться в пропитанном алкоголизмом, грязью, нищетой, разавливающийся доме, который наверняка сейчас больше похож на "халугу" - от одной мысли об этом мне становилось плохо. И совсем не хотелось менять свои, достаточно интересные для меня планы на ближайшие дни. А я давно живу в разных с родней измерениях, на разных планетах. Брат и родитель давно мне эмоционально чужие.
А с другой стороны – понимаю, что родня будет мне еще звонить, а если не приеду – осуждать и злиться – почему это они должны заниматься проблемой моего отца? И страшно ждать их звонков. Хотелось всех их «отправить в фильтр», чтобы не могли дозвониться.
Вот такими мыслями, с соответствующими эмоциями, и мучился до утра.
Утром окончательно осознал свое бессили и неспособность принять трезвое решение. И прямо сказал Господу, примерно так: «Господи, я знаю, что я эгоист, но Ты знаешь, что у меня действительно нет социальных и эмоциональных ресурсов помочь родителю! Спаси и помилуй моих родственников, и помоги родителю моему. Устрой остаток его жизни, чтобы был за ним присмотр! Я бессилен помочь ему, не знаю как – отдаю его полностью в Твои руки, ибо Ты – всесилен». И когда так помолился – почувствовал, как напряжение спало на добрую половину, даже хотелось, от легкости, улыбаться. Почувствовал, что моя семья, моя жизнь – вся здесь. Это – Церковь. Это - те, кто реально рядом со мной. И пусть мы между собой можем ругаться, обижаться, осуждать – но это семейные споры и обиды. И все равно – мы все соединяемся для причастия… Я понял, что не поеду. Конечно, тоска, уныния, от ожидаемых звонков и упреков остались – но их нужно было просто пережить. Но – не нужно "ломать голову", с кем заменяться на работе, где срочно найти финансы на поездку за 400 километров, как и чем добираться, где ночевать; не нужно думать, как, по приезде, популярным языком донести до родни, что ничем помочь ни покойному, ни родителю я не могу. Сколько сразу проблем снимается отказом от поездки!
И еще пришло ощущение – что я, отказываясь от поездки, вызывая, скорее всего, этим осуждение и неприятие себя со стороны родни (по крайней мере, ее части) – я, возможно, окончательно разрываю связь с нею (по крайней мере, с некоторыми), освобождаюсь от нее. Еще один узел, связывающий с деструктивным прошлым, разорван.
Итак, похорона в среду 20-го, прошли без меня. А я это время провел в довольно успешной командировке в Минске. Несмотря на ожидания, меня по телефону "не доставали" - я только отправил сообщение, чтобы меня не ждали, косвенно изложив причину.
А через неделю, спокойно собравшись морально и собрав финансы, договорился насчет выделения нашей рабочего "бусика" с шофером - и отправился к отцу, с ночлегом по пути в Минске, сделав там интересные и полезные покупки, и где как раз попал на собрание Интергруппы, в качестве заместителя ПГ.
В родительском доме встретил примерно то, что и ожидал – запущенность, грязь, понемногу все разваливается. Отец – отрадно видеть, что он уже не увлекается алкоголем, возвратилась, более-менее, речь, нормальное самосознание. Но физически очень слаб. Ходит с трудом, опираясь на палочку. Ухаживать за собой, в плане гигиены, совершенно не может. Встреча с ним была не такая болезненная, как я представлял, даже немного теплая. несмотря на всю обстановку и неприятные запахи. Съездил в соцслужбу, записал отца на уход (с частичной небольшой оплатой – его пенсия позволяет). Долго сидел у крестных, потом, вместе с шофером, у соседки Веры - много лет являющейся для нашей семьи "доброй самаритянкой". Прекрасные гостеприимные встречи.
Ночевали в местной гостинице. утром поехали с отцом, по его просьбе, в сбербанк. То, что было отцом записано на умершего брата (13 млн. бел. р.) – договорились переоформить на соседку.
А затем отец удивил меня – как удивил бы и нашу семью, если бы была жива. Он хотел на мой счет переоформить свой. И это - более 100 млн бел. р!.. Такой суммы ожидать было невозможно... Покойный брат Сергей называл отца «Плюшкиным». И он в самом деле, особенно это стало заметно с 90-х годов – старался экономить даже на важных продуктах питания. Он так и не позаботился о проведении воды и газа, об оборудовании санузла, устройстве нормальной кухни (душная летом и очень холодная зимой - это было не последним фактором в смерти матери от приступа гипертонии), ремонте электропроводки, установке пожарного извещателя. О своем здоровье. Оказывается – он копил для «будущего детей». Не замечая, что жизнь – она еще имеет измерение «сейчас». И кому сейчас эти финансы? Вот так, по своему, он любил нас и заботился о нашем будущем...
Не говоря отцу, 60 млн. я отдал также соседке Вере, попросив ее быть распорядителем для нужд отца. Может, понадобится и на интернат, на похороны. А что останется – на ее гостеприимство. Что-то - потратил на покупку продуктов для семьи в Минске, где остановился повторно, при возвращении обратно. Часть передал в реабцентр на покупку кинопроектора и для подготовки семинара "Анастасис". Оставил у себя только на покупку в рабочий кабинет нового принтера со сканером (МФУ), взамен изношенного "Ксерокса". Брать финансы в свое личное пользование - мне просто не позволила совесть.
Расстался с отцом безболезненно. Поскольку на вопрос об исповеди и причастии он не дал прямого ответа – сказал, что, если захочет, соседи помогут организовать. Настаивать не захотелось. Понимаю, что ему не будет радостно, если узнает, как я распорядился его финансами. Но связывать себя заботой о них мне совершенно не хочется.
Да, еще сказал отцу "прости" от лица себя и умерших братьев - за то, что мы не смогли быть для него настоящими сыновьями, какими он хотел бы нас видеть. И что не могу быть рядом с ним. Он это,хоть и с болью, понимает, и потому принял, что я не скоро буду у него...
Т. о., поездка оказалась более плодотворной, чем я ожидал. И вопросы с уходом и обеспечением родителя решились так, как сам бы я не смог решить. Теперь понимаю, что решение отложить поездку на неделю, когда родня поразъехалась, не мешая общению с отцом, а я имел возможность подготовиться, как мог - было действительно верным. Ясно прочувствовал, что мое доверие Богу, вот та молитва, что вырвалась вот тогда утром - они не были напрасными. Еще один шаг в жизни сделан.
Пишу немного спонтанно, нет особого желания обрабатывать литературно. Впереди - предстоит разобраться, есть ли чувство вины перед покойным, который оставался в этом доме, и даже не обращался в поликлинику, п. ч. нужно было "смотреть за отцом" (ведь я-то - далеко "удрал"). Частично - уже разобрался, попозже пропишу.
826 просмотров
Комментарии (12)