Главная » Блоги » Из Беларуси
Администратор блога: Евномий
+118 RSS-лента RSS-лента

Из Беларуси

Еще раз об "обратной связи"
На собраниях есть правило - не давать "обратной связи", не говорить "ты". Каждая(ый) высказывается о своем опыте, о своем восприятии данной темы. На мой взгляд, хорошо было бы такого придерживаться и в комментариях в блогах - если только сам автор (или комментатор) прямо не выскажет просьбу об обратной связи. Это позволит избежать включения в полемику или попыток оправдываться, защищаться. Мне пришлось себя останавливать, чтобы не "объяснять, почему я так написал" в своем посте "О любви к себе и ближнему" - п. ч. там прямо на "ты" перешли.
Предлагаю обсудить вопрос о распространении правила не давать советов, не переходить на "ты", и избегать обратной связи - если об этом не попросят. Может, это даже прописать в правилах Форреста - если активные участники поддержат идею.
Евномий +6 1017 26 комментариев **
Три года на Форресте и в Ал-Аноне
За чисткой блогов и другими своими делами не заметил, что прошла дата трехлетия моего вступления в Ал-Анон. Что можно отметить за прошедший год?
1. Принял и прожил смерть от алкоголизма брата (о чем писал в блоге). Это был в самом деле важный для меня опыт, за который можно благодарить Бога. С течением времени прожитое «затушевывается», но не забывается. И, как важно было для меня на тот момент участие в содружестве и участие членов содружества Ал-Анон!
2. Более-менее разобрался с действием во мне чувства вины. На какой-то момент упал в другую крайность – не брал на себя вообще ответственности за свои ошибки и недостатки (в смысле – страсти (религиозная сфера). К настоящему времени, кажется, все выровнялось. Знаю, что буду ощущать себя виноватым после смерти отца – за то, что не могу дать того, что он, как понимаю, от меня ожидал – эмоционального тепла, любви, может, и финансовой поддержки в его старости (уже не ожидает, знает, что не будет этого). Где-то подспудно, возможно, уже сейчас ее испытываю. Но я не способен ему дать того, чего не имею. И потому готов это чувство вины прожить, когда наступит время – не отрицая, не подавляя, просто - принимая как данность.
3. Совсем неожиданно для себя выявил, что, похоже, у меня есть-таки склонность к перфекционизму – только она редко проявляется, наверное. Спасибо за это открытие служению по чистке блогов! Иначе бы и не подозревал о ее наличии. Обычно, ведь, наоборот – меня лень одолевает… Теперь – предупрежден, значит – вооружен! Примечательно, что открытие произошло как раз на трехлетие (думал, что успешно выздоравливаешь - на, получай правду о себе laugh )
4. За это год у меня, практически, не было эмоциональных «качелей» в связи с жизнью вокруг алкоголиков. По смерти брата – у меня даже не проявляются «спасательно-преследовательные позывы». Я в самом деле отстранился от всех их, доверив действовать в их жизни Богу. Или, скорее, просто отстранившись. Кстати, каким-то образом вокруг меня и пить стали гораздо меньше, только отдельные рецидивы на работе у некоторых.
5. Но зато, когда я отстранился от алкоголиков – открылся новый, очень тяжелый пласт дисфункциональных реалий. Я ясно вижу, как мои внутренние дисфункции налаживаются на дисфункциональные отношения в очень важной для меня среде – в Церкви. Переживание как за местные церковные реалии, так и за Церковь в целом. С алкоголиками, по сравнению с тем, что мне открылось – проще было. Наступило ощущение мрака. И при этом, меня патологически тянуло находить в Интернете разные статьи и новости, которые показывали всю эту церковную дисфункциональность… Знал, что нужен тот же Первый Шаг – но не был к нему готов в этой сфере. Особенно больно принять реалии потому, что в Церкви ведь (в Евангелии, во всем строе богослужения) – столько тепла и света – как же можно жить здесь, создавая вокруг себя такую душную атмосферу!..В общем, «закрутило» капитально. И только, когда совсем стало плохо - сделал то же, что сделал, когда было совсем плохо с семейной болезнью алкоголизма. Нашел, месяц назад, пару человек – и мы создали конфессиональную группу Анонимных Дисфункциональных, где как раз работаем над своей частью дисфункций (сюда включаются и наши собственные страсти – это тоже дисфункции), которые принесены нами в Церковь. Уже разработали преамбулу и Шаги с Традициями. Состоялось несколько встреч. В группу входят как миряне, так и священнослужители – но при этом на таких же основаниях, как и в Ал-Аноне. Используем опыт Ал-Анон, ВДА и АС. И – я уже почувствовал, что начинает работать – самые что ни на есть первые проблески. Самое важное, оказалось, что я не один такой, и группа нужна всем нам.
6. Тяжело было отпустить тех членов нашей группы Ал-Анон, с которыми и создавали группу, но которые давно ее не посещают. Долго переживал, боялся, что снова останусь с «чайником». Все же – смог принять факт, и перестал их ждать (хотя буду очень рад их возвращению). Группа, правда, не распалась, а еще более выросла количественно. Нас, постоянных, уже не трое, а пятеро, плюс две недавно появившиеся – кажется, «зацепились» (хотя пришли по причине игромании близкого, но пьянство тоже в семье есть, так что группа сочла возможным принять их).
7. Только недавно приступил к Четвертому Шагу, отрабатывая его понемногу (очень медленно).
8. Недавно сформулировал главную причину, почему у меня не получается с Третьим Шагом: я ограничиваю веру в то, что Бог меня слышит – православным молитвословом, гл. обр. – молитвами перед причастием. Если еще короче – встреча с Богом ограничена в моем восприятии молитвами перед и во время литургии. Все остальное время Он для меня вроде как недоступен, молюсь я ему или не молюсь. Кто я такой, чтобы Он меня слышал, с моими то грехами и проч.? Такое вот мое сознание… Почему так – требует отдельной проработки.
9. Пришло четкое осознание, что у меня есть границы – и они совершенно негибки. Чтобы меньше терять – лучше меньше привязываться. Даже в плане вещей. Раз в год делаю генеральную уборку. По принципу: «все лишнее – за борт», не переживая, что при этом выкидывается порой и полезное. Исключение – только для кофе, библиотеки фантастики, и сбора трав. Эмоционально я держу сейчас дистанцию от всех, кто меня окружает. Я могу улыбаться, общаться – но подлинной близости почти не бывает. Это касается моего постоянного окружения. Я могу эмоционально открываться и быть близким только с несколькими друзьями, приезжающими ко мне несколько раз в год. Почему именно с ними? Потому что у нас нет родственных уз или деловых контактов. Они ничего не должны мне, я ничего не должен им. Никто из нас не ожидает друг от друга неприятностей «за спиной», встречи у нас совершенно неформальны (включая «скатерть-самобранку»), и я чувствую, что интересен им, какой я есть, как и они мне. И нам легко друг с другом. Со всеми остальными – у меня выработана четкая дистанция. Даже от духовника, которому, в принципе, доверяю. И только недавно начал «трогаться лед» с двумя лицами из близкого окружения – как раз с ними мы и создали свою новую конфессиональную группу. Только-только учусь открываться…
10. Принимаю то, что эгоцентричен, и не умею, не способен кого-то по-настоящему любить – именно подлинной любовью, способной к здоровой жертвенности. Я готов «любить», пока мне это не трудно. Это у меня идет с детства, когда жертвенно любящая мама брала все на себя, и если я сходил в магазин за молоком или принес с колонки (на улице, своей не было) воды – меня хвалили как за подвиг. Я любил мать, переживал за ее физические и эмоциональные страдания – но даже не пытался встать чуть пораньше, чтобы принести в дом дров для отопления печи. А сейчас – мне даже лень помолиться за кого-то искренне, оторвав пять минут от своего отдыха или сна. То, что я бегал по барам и проч. за алкоголиками – это не было здоровой любовью (хотя брата любил), а просто внутренней потребностью, проявлением болезни. И тоже во многом вызвано эгоцентризмом – мне было нужно, чтобы брат и прочие не пили, и я мог быть спокоен. Тяжело в этом признаваться, но это нужно.
11. Понемногу учусь честности перед самим собой, Богом и теми, кому доверяю, готовя почву для Пятого Шага. Недавно стало получаться более четко формулировать словами свое состояние, и потому стало возможным прописывать Четвертый Шаг.
12. По-прежнему одолевает мигрень, а с нею – пищевая зависимость (к примеру, не позавтракаю плотно и вовремя– и мигрень обеспечена).
Евномий +8 812 13 комментариев **
"Особое мнение" (США, 2002)
Посмотрел,за неимением лучшего, фильм С. Спилберга «Особое мнение» (2002)("Интерстеллар" в хорошем качестве в Сети пока не вижу; переснятое в кинозале - это несерьезно).
До этого, несколько лет назад, я смотрел (случайно) только его «Назад в будущее», первую часть - потратив на него не более 20-25 минут. Для меня – примитив, который невозможно смотреть. Думаю, даже в 14-тилетнем возрасте он бы меня не соблазнил. "Индиана Джонс" (смотрел тоже один фильм. лет в пятнадцать) - также не затронул меня. "Список Шиндлера" на мнение об режиссере не повлиял.
Но, ориентируясь на отзывы, решил все-таки фильм посмотреть - как уже сказал, не видя выбора по жанру фантастики (а другого жанра мне на субботний вечер не хотелось).
Первая треть "Особого мнения"– вызывала неприятие. Карикатурная система движения автомобилей будущего напоминала больше детский конструктор-игру, по которой пластиковые машины едут по пластиковой дороге с «горочками». Реактивные ранцы и проч. – тоже ниже уровня критики, как и все «погони». И я уже думал «проматывать» фильм, утвердившись в своей первоначальной оценке творчества Спилберга. Но, где-то со второй трети, «погони», как и вообще спецэффекты начали сокращаться и почти исчезли, все больше уступая месту сюжету! И я сам не заметил, как оказался целиком им захвачен!
Еще до середины фильма промелькнула мысль, что главным преступником может оказаться сам основатель системы профилактики преступлений и глава проекта Ламар Бёрджесс – т. е. сюжет, в этом плане, достаточно стандартен. Слишком уж он был добр и внимателен к своему подопечному - главному герою - молодому капитану полиции, командиру подразделения профилактики преступлений Precrime Джону Андертону... И однако, эта стандартность полностью покрывается вложенными в фильм мыслями и драмой главных персонажей (впрочем, это вполне жизненная "стандартность" - когда к тебе "доброжелательны" вполне по личным целям) . А действия, путь и конец инспектора Дэни Уитвера, назначенного поначалу для проверки проекта, а затем расследовавшего дело главного героя Андертона, который поначалу вызвал антипатию – оказались для меня неожиданными вообще. Конец фильма тоже не так однозначен, как кажется, и оставляет пространство для раздумий. Если не считать все эти совершенно неудачные, на мой взгляд, спецэффекты - перед нами доброкачественный фильм-предупреждение, с посылом задуматься о вопросах свободы и безопасности, этики средств и важности цели и т. д.
В общем, я еще думаю - стоит ли его оставлять в своей фильмотеке, в разделе фантастики, или нет.
Евномий 0 523 3 комментария **
СЕРГЕЙ ЛУКЬЯНЕНКО. ВАМПИРЫ ИЗ ОБЩЕСТВА ПОТРЕБЛЕНИЯ
Я еще мало знаком с творчеством этого писателя. Но оно стоит внимания.
Пока размещаю итервью с ним, опубликованное в журнале "Фома" http://foma.ru/sergej-lukyanenko-vampiryi-iz-obshhestva-potrebleniya.html
Евномий 0 546 1 комментарий **
Лукьяненко - о Стругацких
Вряд ли я сам когда-нибудь доберусь до ознакомления с творчеством Стругацких. Потому я просто размещаю здесь мысли писателя-фантаста С. Лукьяненко. Взято из журнала "Фома": http://foma.ru/otyagoshhennyie-mudrostyu.html

Сразу предупреждаю: "Обитаемый остров" меня не затронул. Увидел попытку "подстроиться" под Голливуд, но без его финансовых возможностей


Еще раз о братьях Стругацких
[/b]


Случилось то, чего давно ждали все любители фантастики: на экраны вышел фильм Федора Бондарчука «Обитаемый остров» — экранизация романа Аркадия и Бориса Стругацких. Понятно, что этот, как сейчас говорят, «инфоповод» привлечет интерес к творчеству знаменитых братьев. Впрочем, интерес к их книгам был всегда — и в оптимистические шестидесятые, и в пессимистические семидесятые, и в бурлящие восьмидесятые, и в бандитские девяностые. Да и в наши нулевые, несмотря на то, что любовь к чтению заметно ослабла, Стругацких все-таки читают.

Но иногда от верующих людей мне приходилось слышать, что христианину читать Стругацких незачем, что они если и полезны ищущим истину юношам, впервые открывающим для себя извечные вопросы, то уж человеку православному, воцерковленному их книги больше не нужны, что это «отработанная ступень». Мне такое мнение кажется весьма сомнительным, но причина тут — вовсе не в глупости отдельных людей, а в устоявшихся стереотипах, с которыми стоит разобраться.
Начну с парадокса. Действительно, в книгах Стругацких практически никогда не говорится о Боге, о вере, о Церкви. Меня это удивляло еще в юности. Ведь мировоззренческие проблемы они ставили такие, что хочешь не хочешь, а религиозных тем не коснуться нельзя — пускай даже с атеистических позиций. Понятно, что в мире «Полудня», в светлом коммунистическом будущем, в Бога не веруют. Но почему нет ни малейших упоминаний религии в мире того же «Обитаемого острова»? Да и в «Трудно быть богом», где, простите за каламбур, Сам Бог велел затронуть тему веры, этого практически нет. Есть карикатурные монахи, которые непонятно чем занимаются в свободное от пыток книгочеев время. Такое нельзя списать на цензуру, на идеологический диктат — ведь в иных случаях им эти внешние барьеры удавалось преодолевать. Напротив, немало есть примеров, когда советские писатели нет-нет да и затрагивали тему веры. Одна-две фразы, намек, скрытая цитата… Как-то это проникало все же сквозь фильтр цензуры. Но Стругацкие о Боге упорно молчали.
Да, они были атеистами — не воинствующими, конечно, но Бога они уверенно вынесли за скобки. В мире их книг Бога нет, и более того — Он там смотрелся бы странно.
«Вот-вот! — радостно подхватил бы мой мысленный оппонент. — Зачем же их читать верующим людям?».
А затем, что верующий человек — это в подавляющем большинстве случаев не отшельник, который уходит из мира в пустыню, где только песок внизу, звезды вверху и Бог в душе. Верующий человек, особенно в наше время, живет среди людей самых разных взглядов. Его окружают и атеисты, и агностики, и инаковерующие. И всех этих людей надо понимать. Понимать, чем они живут, что они любят и ненавидят, понимать мотивы их поступков. В самом деле, о какой христианской любви можно говорить по отношению к тому, чья душа для тебя — потемки? И каким ты окажешься соблазном для неверующих, если не сумеешь их понять, а значит, не сумеешь и достучаться до их сердец? Но для того, чтобы понимать, и существуют культура в целом и художественная литература в частности.
Так вот, братья Стругацкие — прекрасный собеседник для верующего читателя. Мудрый, глубокий, добрый — но обходящийся при этом без Бога. Читая их книги, пытаясь понять их героев и логику автора, христианин вряд ли разочаруется во Христе, но вот лучше понять своих ближних — несомненно, сможет.
«Минуточку! — вновь подаст голос мысленный оппонент. — Можно подумать, что я сам не был атеистом! Прекрасно себя помню в те годы. Да и большинство тех, кому за тридцать, уверовало уже в сознательном возрасте. Зачем читать Стругацких, чтобы узнать то, что я и так знаю? Зачем мне ложные ответы, когда у меня уже есть истинные?».
Ну что тут сказать? Во-первых, если ты помнишь себя неверующего, это не означает, что ты понимаешь других неверующих. Люди вообще-то сильно различаются. Братья Стругацкие в своих книгах задают довольно высокую планку — интеллектуальную, нравственную, философскую. Уверен ли ты, что до того, как уверовать, ты понимал мир тоньше и глубже? Тогда извини, я не знал, что разговариваю с гением…
Во-вторых — и это очень важно! — верующий человек нередко думает, будто, придя в Церковь, тут же, сразу получил полные и окончательные ответы на все вопросы. А на самом деле что он получил? Только направление, в котором надо идти, и помощь свыше в этом движении. Однако шагать-то все равно придется своими ногами! А значит, постоянно испытывать на прочность свою веру при столкновении с прозой жизни.
Думать над книгами, в частности, над книгами Стругацких — это ведь тоже один из способов углубить свое понимание Благой Вести. В вере нельзя застыть, в ней нужно расти — а стало быть, вырастать из «текущих» ответов.
Потому я и перечитываю Стругацких. Мое восприятие их книг, разумеется, менялось со временем. В юности больше нравились яркие, приключенческие произведения — про космос, про науку, нравился их особенный юмор. Сейчас мне ближе их книги, ставящие острые социальные вопросы, — тот же «Обитаемый остров», «Хищные вещи века». Наверное, будет время, когда я по-настоящему открою для себя их поздние, философские вещи — «Улитку на склоне», «Град обреченный», «Хромую судьбу».

А напоследок, чтобы предупредить неизбежный вопрос мысленного оппонента, я признаюсь в том, что немножко слукавил, заявив, будто во всех книгах Стругацких Бог вынесен за скобки. Есть у них повесть, стоящая наособицу — «Отягощенные злом, или Сорок лет спустя». Повесть, где братья работали с религиозным материалом, причем он оказался для них даже не фоном, а предметом разговора. Повесть, в которой многие христиане вполне обоснованно усмотрели не просто искажение истины, но и явное кощунство.

Из песни, как известно, слова не выкинешь. Помню, с какой радостью двадцать лет назад я открыл журнал «Юность» — еще бы, новая повесть Стругацких! Событие! Но радость моя довольно быстро сменилась разочарованием. Замечу, что тогда я был крайне далек от религии — но все равно почувствовал, что так нельзя, что, увы, не может мой любимый писатель «А. и Б. Стругацкие» писать на эту тему! Подобно тому, как многие небезосновательно их упрекают, что им не давались женские образы, так и тут — религиозный материал им не дался. Сейчас, по прошествии двадцати лет, можно сколько угодно гадать, зачем им это понадобилось, какова была их мотивация. Мне кажется, они не ставили себе целью эпатаж. Видимо, им действительно хотелось дать какое-то свое осмысление христианства. В любом случае — не получилось. И эта повесть — единственная, которую я ни разу не перечитывал.
Но я не могу понять, почему эта их ошибка — явная ошибка! — должна для читателей-христиан полностью перечеркивать все творчество Стругацких. Давайте тогда не читать у Льва Толстого «Анну Каренину» и «Войну и мир», раз он написал «Воскресение». Мне кажется, относиться к их ошибке нужно так же, как к ошибке близкого человека. То есть — быть милосерднее. В конце концов, вспомним, когда это писалось! Время, когда трещала по швам страна, когда кровавые революции происходили еще не в реальности, но уже в умах.
Где тогда был мой мысленный собеседник? Неужели читал акафисты? Может быть, ему тоже за что-нибудь стыдно?
Евномий 0 737 2 комментария **
Мечеть Парижской Богоматери: 2048
"Мечеть парижской Богоматери" - не просто фантастика. Это - проекция современных тенденций в жизни европейской цивилизации в будущее.
Основные мысли книги: падение в Европы - результат отказа от собственных корней. Сила мусульманства - в слабости Европы. Мусульманин имеет веру и идеи, ради которых можно не только убивать, но и самому умереть. А если три принципа жизни европейца - успех, комфорт, безопасность - за что он будет жертвовать жизнью?
Когда человек начинает относиться к собору как к архитектурному памятнику — он перестает быть готовым за него умереть. Тем более он не будет умирать за казино, гей-парады и стриптиз-бары. Либерализм, подрывая религиозно-нравственные устои, во имя"прав" разных меньшинств, дал мусульманству хорошие возможности для развития в Европе. Причем – не только за счет иммигрантов. Мусульманство принимают и европейцы, уставшие от политкорректностей и либерализма, и от тех «христианских» деноминаций, которые ради того, чтобы быть «современными» - безоговорочно принимают либеральные идеи, теряя всякую связь с Евангелием… А укрепившись, мусульманство сможет само брать "свое".
Другая мысль - отступая, нельзя остановиться. Чем больше уступаешь болезни - тем сильнее она становится, и тем сложнее не отдать следующую позицию.

Роман был опубликован в 2005 г. Встретил дружную критику в либеральной прессе. Через несколько месяцев во Франции начались ставшие знаменитыми массовые беспорядки, получившие название (правда, весьма преувеличенное - пока) «исламской революции».
А сейчас: идет целая война с «исламским государством». Сообщения о дебошах и преступлениях – стали обычными в новостных рубриках:
http://news.tut.by/accidents/429092.html
http://news.tut.by/world/427864.html
http://news.tut.by/world/428200.html
Нападения в США на полицейских осуществляется также явно лицами не европейских национальностей.
Так что роман Чудиновой в комментариях особо не нуждается – вместо них достаточно открыть, к примеру, TUT.BY.
А кому интресно – есть докфильм В. Синельникова «Мечеть Парижской Богоматери» - https://www.youtube.com/watch?v=co6hWNOQQW0
Интересен отрывок интервью С Гейдаром Джемалем – см. с 42-ой минуты первой серии. Открытость и четкий взгляд на причины ситуации в Европе вызывают уважение. Его речь, в сочетании с прекрасно подобранной музыкой и видеорядом – действуют на восприятие неотразимо
Евномий 0 445 1 комментарий **
Гарри Поттер
ГАРРИ ПОТТЕР
Хотя «Гарри Поттер» - и не фантастика, но это одно из немногих фэнтези, которое мне понравилось (еще я бы перечитал произведения Урсулы ле Гуин).
Сразу замечание – я имею ввиду книги. Достоинство фильма в том, что хорошо показаны детали, обстановка – вид школы Хогвардс, образы персонажей. Но, во-первых, фильм не вполне передает их внутренний мир, смысловые детали, оттенки. А во-вторых, начиная от четвертой серии – в фильме откровенно искажается замысел автора, и полностью убирается все, что связано Евангелием. Яркий пример – последняя схватка Поттера с Вол де Мортом (кто заметил разницу между этим сюжетом в книге и в фильме?).
Евномий 0 952 11 комментариев **
История грехопадения
...И сказал змей жене: подлинно ли сказал Бог: не ешьте ни от какого дерева в раю?
2 И сказала жена змею: плоды с дерев мы можем есть,
3 только плодов дерева, которое среди рая, сказал Бог, не ешьте их и не прикасайтесь к ним, чтобы вам не умереть.
4 И сказал змей жене: нет, не умрете,
5 но знает Бог, что в день, в который вы вкусите их, откроются глаза ваши, и вы будете, как боги, знающие добро и зло.
6 И увидела жена, что дерево хорошо для пищи, и что оно приятно для глаз и вожделенно, потому что дает знание; и взяла плодов его и ела; и дала также мужу своему, и он ел.
7 И открылись глаза у них обоих, и узнали они, что наги, и сшили смоковные листья, и сделали себе опоясания.
8 И услышали голос Господа Бога, ходящего в раю во время прохлады дня; и скрылся Адам и жена его от лица Господа Бога между деревьями рая.
9 И воззвал Господь Бог к Адаму и сказал ему: [Адам,] где ты?
10 Он сказал: голос Твой я услышал в раю, и убоялся, потому что я наг, и скрылся.
11 И сказал [Бог]: кто сказал тебе, что ты наг? не ел ли ты от дерева, с которого Я запретил тебе есть?
12 Адам сказал: жена, которую Ты мне дал, она дала мне от дерева, и я ел.
13 И сказал Господь Бог жене: что ты это сделала? Жена сказала: змей обольстил меня, и я ела.

Так Библия описывает историю грехопадения.
Змей действует как наркодилер, обрабатывающий новичка – поступившего в ВУЗ студента, который до сих пор не знал ничего, кроме родительского дома и его нравственных устоев.
Итак, есть продукт. Прародители предупреждены, что он для них смертелен – как родители предупреждали сына, что наркотики – это плохо. Однако на территории ВУЗа (а рай – это была именно школа, в которой человек учился быть сыном Божиим по благодати) появляется некто, кто активно уверяет, что ничего страшного не произойдет, наоборот, человек столько для себя откроет! Причем наркодилер умело пользуется ошибками Евы. Первый его вопрос ложен: «подлинно ли сказал Бог: не ешьте ни от какого дерева в раю?» Он гиперболизирует заповедь Творца о невкушении плода, распространяя его на все деревья рая. И добивается результата: у Евы пробуждается любопытство, и она вступает в беседу со змием. Это была его первая задача: привлечь к себе внимание, и он ее достиг. Далее, Ева допускает вторую, после вступления в разговор, ошибку.
Она отвечает: «…только плодов дерева, которое среди рая, сказал Бог, не ешьте их и не прикасайтесь к ним, чтобы вам не умереть». Отвечая отрицательно на вопрос змия, она, вместе с тем, и сама допускает преувеличение заповеди. Бог предупреждал, чтобы прародители не вкушали от древа, в восприятии же Евы нельзя даже прикасаться под страхом смерти. А теперь можно представить, как это обычно и изображается на картинах, что этот змий сам обвился где-то на ветви, и показывает своим видом: вот, я прикоснулся, и живой, однако… «Да кто сказал тебе, что от алкоголя (наркотиков) умирают? Твои родители просто не хотят, чтобы ты взрослел, чтобы ты всю жизнь был под их опекой – вот и не позволяют тебе пить (или наркотики). Я вот раз в неделю употребляю спайс, и ничего, все под контролем, никакой зависимости. Зато знаешь, как себя чувствую?! Да ты и представить себе не можешь! Ну, так что, слабо?»
Пропаганда действует эффективно. С этого момента у Евы меняется взгляд. Теперь она смотрит на плоды дерева, на мир, через призму идеологии потребительства, а не заповедей Бога. Плод к себе манит. Увлекаясь воображением, что может дать ей вкушение, она попросту забывает о Творце, о Его предупреждении. Все предстает в ином свете.
«И увидела жена, что дерево хорошо для пищи, и что оно приятно для глаз и вожделенно, потому что дает знание». По апостолу Иоанну Богослову – похоть плоти, похоть очес и гордость житейская. Эйфория, обладание тайными знаниями (эзотерика), раскрытие скрытых способностей, преодоление ограничений, возможность стать богом, - все это пьянило и манило. И рука протягивается к плоду. Объявляется самовластие. Теперь мир принадлежит человеку не как дар, а как подчиненный ему его же волей, могуществом и разумом. И в состоянии этого наркотического упоения, когда кажется, что теперь весь космос со всеми его мирами – на ладони – Ева вовлекает в эту эйфорию и Адама…
Только наркотический эффект не длится вечно. Наступает «утро», когда возвращается сознание. В том числе – и сознание происшедшего. И то, что вчера казалось «расширением сознания» и богоподобием – сейчас воспринимается как пьяный кураж, алкогольное безумие. И – ужас от совершенного преступления – против Бога, против любви. Против человечности: «и все хорошее в себе поистребили».
Теперь остаются – боль за сделанное, стыд, чувство вины. А еще – Адам и Ева стали друг другу чужими. Стыд и чувство вины – разъединяют. Больно смотреть друг другу в глаза, помня, что вчера мы вместе сделали. Потеряна целостность. Они уже видели в себе не образ Бога, а – плоть. И эта нагота заставляет как-то закрыться, что-то надеть, чтобы не так виднелось открытое без-образ-ие. «И открылись глаза у них обоих, и узнали они, что наги, и сшили смоковные листья, и сделали себе опоясания».
И в этот момент в раю ощутимым образом является Творец.
Наверное, Адам и Ева почувствовали то же, что чувствует после употребления вещества человек, когда утром к нему заходят родители, доверие и любовь которых он вчера предал. Они не осуждают, у них в глазах– скорбь и боль. Только лучше бы ругали. А еще лучше – не видеть их сейчас. И без них в душе погано, а присутствие их любви – еще больше усиливает чувство вины. А поскольку, что делать с этим чувством – неведомо, нет готовности к раскаянию – срабатывает защитный блок: отгородиться от них. И прародители пытаются спрятаться от Бога (печальный юмор – хотели обрести знания, а в результате – пытаются спрятаться от Всевидящего – совершенно неумное действие; так грех искажает способности человека).
Бог понимает их состояние, и не «вламывается в спальню». Он, как бы не видя их, взывает: «Адам, где ты?». И это вопрос не о месторасположении, а о его внутреннем состоянии. Это – мягкий призыв выйти из панциря стыда и вины, открыться, возвратиться с покаянием, сказать: «Прости!» - и получить прощение и исцеление. Это – попытка помочь человеку справиться с самим собой, встать от падения. Но грех уже заразил Адама. Трагедия грехопадения продолжает развертываться, как коррозия, все более проникая в существо прародителей. Адам, фактически, не слышит послания в вопросе Бога, или делает вид, что не слышит. Ведь легче закрыться, уйти от общения, остаться там, в падении – и в компании себе подобных, чем – покаяться. Ибо покаяние – это больно, оно требует труда и изменений. А пробужденный эгоцентризм мешает этому. Не хочется убирать это сладостное гипертрофированное «я». И потому, на прямой уже, вопрос Бога - «не ел ли ты от дерева» - в котором все еще звучала надежда на преодоление Адамом своих защитных механизмов, вырабатываемых болезнью – Адам попросту перекладывает свою вину на Еву, та – ни змия…
Перед нами – описание того отрицания болезни, которое совершают тысячи алкоголиков и наркоманов, с целью защитить свое употребление и отказаться от предлагаемой реабилитации. Психологи и сотрудники реабцентров поймут, о чем речь. Есть прямое отрицание – «я не наркоман; я не пил». А есть – косвенное, и более коварное. Человек признает наличие употребления, но, включая рационализм, находит ему объяснение – от «дня рождения друга» до того, что его «спровоцировали»: «плохой день; плохой руководитель; да это ребята на курсе уговорили, ну, не мог отказать!».
Это отрицание, эта защита от тех, кто любит (но больному сознанию они рисуются как враги – ведь они «учат жить», они «не хотят принимать меня, какой я есть» - «да отстаньте от меня!») сводят на «нет» все попытки помочь преодолеть защитные механизмы. Сознание наркоманской субличности окончательно взяло «верх» над здоровой частью. И теперь, чтобы помочь и спасти – остается только одна возможность: метод «жесткой любви» - позволить зависимому один на один остаться со своей зависимостью, и понести все последствия своих поступков, чтобы «острая боль» пробудила здоровую часть и дала возможность зависимому осознать свою болезнь. И самому, уже по-настоящему, попросить о помощи. Прародители утеряли рай, чтобы вдали от него, вкусив сполна плоды своего выбора – осознали, что потеряли – и покаялись… Так родители и родные зависимого, обучаясь в программе Ал-Анон (Нар-Анон) – предельно отстраняются от болезни близкого и выставляют самые жесткие границы, вплоть до отселения – в надежде, что, перестав быть «обезболиваемым» и спасаемым ими от последствий употребления, но при этом зная, что его любят и ждут – тот пробудился и захотел вернуться в отчий дом. И этот метод – эффективен. Многие наркоманы и алкоголики поступают в центры реабилитации, или начинают работать в группах взаимопомощи типа АА, АН – именно тогда, когда почувствовали, что они уже «на дне», и нет уже «лазеек», чтобы выкарабкаться, при этом реально ничего не меняя в своей жизни. Адам и Ева потеряли рай – и принесли покаяние, смиренно приняв возвещенные Богом наказания, пролив пот для добывания «хлеба насущного», живя – и пребывая по смерти – в ожидании обетованного Спасителя, Который, принеся себя в жертву за грехи всего мира, и сойдя за ними в ад – возвел их «паки в рай», просвещая «блистаньми Воскресения»…
Евномий +2 620 5 комментариев **
Звездные войны
Сначала пропишу, что мне не нравится в этой саге. Нет четкой определенности в целевой аудитории. Внутреннее содержание фильма – для достаточно взрослого, вдумчивого зрителя, которого просмотр еще и побудит прочесть книгу (кстати, изд-во «Эксмо» выпустило прекрасное издание второй трилогии). Сомневаюсь, что 12-14-летний подросток сможет оценить эпопею. А «внешнее оформление» - инопланетные рожи, «погони», местами просто примитивный юмор – как раз на незрелого «глотателя».
А теперь – чем фильм откликается.
Евномий 0 630 2 комментария **
После отпевания - продолжение
5.09, пт. Боль - отступает и наступает. И сегодня я подумал – а ведь, похоже, это первая смерть, которая по настоящему вошла в мою жизнь. Наша семья в моем детстве: дедушка с бабушкой по материнской линии, родители, и нас – трое братьев. Первым умер дед. Я его любил, но его смерть наступила, когда меня не было дома (куда-то ездил, лет в 16-17). И как-то она меня не коснулась, я ее спокойно принял, хотя и было грустно от расставания. Затем – мать, на 48-ом году, когда я учился, кажется, на втором курсе. Гипертония, не успели вовремя пригласить соседку-врача для укола. Фактически – психосоматика на почве семейной болезни алкоголизма и других неурядиц. Я с трудом успел на похорона. Сам нес крест. Но я ни разу в жизни не плакал по маме. Где-то, в глубине, была долго тоска и боль утраты. Но она редко прорывалась наружу. Раза три во сне – через много времени после смерти. В тот период я был еще больше эгоцентричен, чем сейчас. Я не был готов принять смерть и связанную с нею боль – и просто отгородился от нее. У меня даже в памяти о маме почти ничего не осталось, хотя мы были эмоционально привязаны друг к другу (она – жертвенно, я – пользуясь ее любовью). И редко за нее молился (как и сейчас). Т. е., я ее вычеркнул из своей жизни - так оказалось легче... Затем бабушка. Хотя не ездил на похороны, но переживал больше, был обрыв в душе. Был и страх, какой-то темной, замогильной, мистики (долго объяснять, чем вызван). Но то же прошло быстро, только временами немного всплывало в дальнейшем. Потом были смерти – других родственников, знакомых, сослуживцев. Но я ни с кем из них не имел достаточно близких отношений. А здесь – я понял, что потерял часть своей жизни. У меня никогда не было такой боли от потери, чтобы так остро стоял вопрос - «почему так получилось» (а смерть – была трагической, долгой и мучительной – около месяца в реанимационном отделении из-за полученных в пожаре ожогов; уже полным ходом шло заживление – но отказала печень, подорванная алкоголизмом, не хватило буквально нескольких дней для выхода из тяжелого состояния и уменьшения объема лекарственных препаратов). Моментами – чувство бессмысленности и нелепости этой смерти, мучительный вопрос вообще о смысле жизни, а где Он – Бог, коль есть вообще. И тут же – на ходу ухожу в молитву, иначе - задохнусь. Только слышит ли меня Он? И серьезные допущенные в жизни (и не так давно) грехи, и неверие - может Он не принимает моих молитв?.. Временами - боль в голове от внутреннего давления (почему меня не научили плакать?)… Но я не хочу уходить от своей боли. Ведь она означает, что я живой, что я способен чувствовать, и брать кого-то в свою жизнь. Что я действительно любил (и люблю) его. (Впрочем, он из тех людей, кого любили все, кто его знал. Его нельзя было не любить. Тем больней были для всех его запои). Я был глубоко вовлечен в его болезнь. Но теперь у меня возможность – очистить свою любовь к нему от всего ложного, претворить ее в живую молитву. Пройдет боль нескоро. Но я не тороплюсь. И, к счастью есть с кем поделиться – здесь, с Вами (в окружении – даже не пытаюсь, наоборот, хочется от всех окружающих удалиться)… Новый опыт в жизни, которого еще не было – и, возможно – не будет.

А еще – ясно осознаю, что как мало я готов пускать кого-то близко в свою жизнь. Не только родителя, второго брата – даже близкого мне духовника. Легко вовлекался в созависимые отношения, но на уровне любви – нет. Защитный комплекс (чтобы легче расстаться – лучше не привязываться на глубинном уровне) стоит надежно. Была еще боль, когда без вести пропал (погиб) прошлый кот Ксерокс Первый. А нынешнего – люблю, уважаю, но – давно дал ему право умереть, если его «понесет» куда не следует. Правда, за эти дни сблизился со своими дядей и тетей и двоюродной сестрой, которые любили и пытались помочь Сергею не меньше моего, и были с ним практически до конца, много отдав ему при жизни и для погребения сил, средств и эмоций. Они стали мне более родными, чем ранее.
Пишу немного сумбурно – больше даже для себя, нужно дать выход своим мыслям и чувствам.
Евномий 0 627 14 комментариев **