Исх. 20, 12

+4
Голосов: 4
Автор: Евномий
Опубликовано: 1229 дней назад (13 февраля 2016)
«Почитай отца твоего и мать твою, [чтобы тебе было хорошо и] чтобы продлились дни твои на земле, которую Господь, Бог твой, дает тебе».
Когда я осознанно принял христианство – то очень долго «спотыкался» в своей совести об эту заповедь. Я считал отца виновным в преждевременной смерти матери, частично – в том, что мой старший брат стал алкоголиком. Мне было стыдно, что у меня такой неуклюжий, неловкий, совершенно не умеющий общаться с людьми и даже с членами собственной семьи (а от его «общительности» в нетрезвом виде мне было еще хуже), неумелый в плане ведения домашнего быта отец. А еще мне было тяжело от того, что я сам в себе видел ряд черт его характера и даже телосложения. В чем-то – даже более усиленные. Какое тут еще почитание? Наоборот, удрать подальше от него хотелось! Что я, в принципе, и сделал, живя от родительского дома почти за 400 километров. Но заповедь звучит ясно. И, раз я ее не исполняю – моя совесть не может быть спокойной, как бы я себя не оправдывал.
Таинство исповеди не исцеляло – ведь проблема не решалась. Этот внутренний конфликт продолжался длительную пору, пока я не познакомился с концепцией семьи алкоголика или с другими дисфункциями. После этого началась моя жизнь в сообществе Ал-Анон. Много дало участие в работе реабцентра для наркозависимых. Большую роль играло и физическое отделение от семейных дисфункций на протяжении ряда лет.
Постепенно, вдали от родительского дома, стало приходить понимание, что отец – неплохой человек, и по-своему пытался любить и заботиться о своей семье. Просто у него не было способностей быть мужем и отцом. Возможно, он сам вырос в среде, которая не способствовала развитию нужных для этого качеств. Что-то в нем не работало. Он не виноват в том, что оказался эмоционально и психически неразвит. И что эту неразвитость умел, как и все окружение, «компенсировать» только употреблением алкоголя. По сути, он был большой ребенок с низкой самооценкой.
Когда пришло окончательное понимание и принятие этого факта – осталось промолить, прописать и проговорить свои обиды, свое отношение к отцу. К счастью, для этого был Форрест и живая группа. С меня свалился еще один тяжелый эмоциональный груз. Через какое-то время, как инсайт, возникла мысль – заповедь призывает к почитанию родителей, но не требует любви. До этого у меня одно подразумевало и другое. Но как можно выдавить из себя то, чего нет и близко? Оказывается, от меня этого и не требуется… От пришедшего откровения стало еще легче.
Последний шаг на сближение произошел, когда я его навестил после смерти брата. Я уже не чувствовал себя перед ним маленьким испуганным ребенком. Часть унаследованных от него недостатков я в процессе работы над собой уменьшил, часть – принял как данность. Усвоенные с детства дисфункции уже мало управляют мной. Я чувствую себя почти взрослым, с вполне нормальной самооценкой и уверенностью. И потому встреча была, на мой взгляд, достаточно теплой и плодотворной – насколько теплой могла быть встреча людей, которые никогда не умели открываться друг другу и говорить о своих чувствах.
Да, остается еще немного чувства вины, что я, по вполне объективным причинам, не могу быть рядом с ним и ухаживать, как следовало бы, наверное, хорошему сыну, к тому же последнему из живых. Но здесь я бессилен, не способен внутренне, и принимаю это небольшое чувство вины, научившись с ним жить.
А где-то, в глубине, я могу быть благодарным за опыт жизни в такой родительской семье – в моей профессиональной практике он (конечно, вместе с опытом выздоровления) дает многое.
617 просмотров
Комментарии (11)