Главная » Блоги » Из Беларуси
Администратор блога: Евномий
+118 RSS-лента RSS-лента

Из Беларуси

9-ый Шаг: предварительный опыт
На выходных принимал участие в группах на наших белорусских "Майских встречах". И, видимо, под их влиянием, вчерашней ночью приснился сон. Про брата. Мы живем в разных концах Беларуси, и между нами нет связи уже около десяти лет. Но боль за него во мне сидит где-то в подсознании, и временами выходит в виде снов. И вот - сплю, и в котором я получаю задание - сделать в отношении его Девятый Шаг и написать письмо, испрашимая прощение и предлагая воспользоваться помощью нашего реабцентра.
Евномий +3 555 12 комментариев **
Подытоживая - к Первому Шагу
Недавно на группе, в присутствии "залетных" новичков, подытожил свои действия в целях отрезвления алкоголиков из своего окружения. В разное время - разных алкоголиков.
Евномий +2 512 15 комментариев **
По Третьему Шагу
- Как я отношусь к тому, чтобы препоручить мою жизнь Высшей Силе для руководства?
- Как я узнаю, кто или что является моей Высшей Силой?
- Хочу ли я попытаться препоручить решение моих проблем? Что могло бы помочь мне захотеть этого?

Эти вопросы для меня «не звучат». Возможно, потому, что я уже давно в Церкви.

- Каким образом я могу прекратить обдумывать, взвешивать последствия, пытаться и вместо этого действительно принять решение?

Вообще-то, доверие Богу и препоручение Ему жизни и воли не означает снятие с себя ответственности и необходимость отключить разум. Я должен перед принятием решения обдумать и взвесить. Другой вопрос, что не нужно «застревать» в сомнениях, и нужно понимать, что конечные результаты от принятия решения далеко не полностью и не всегда зависят от меня. И здесь как раз пространство для вручения результатов в руки Божии. И если я готов по-настоящему принять, что получится - как факт, как данность – я и не буду «застревать» на процессе обдумывания и взвешивания, мучаясь нерешительностью. Вера в личного Бога-Промыслителя – дает мужество и уверенность.


- Сталкивался ли я с проблемой принятия решений в своих жизненных ситуациях? Приведите примеры.

Когда вставали глобальные вопросы личной жизни (выбор пути, трудоустройство) - были, конечно, сомнения, колебания, тревоги, но почему-то серьезных проблем не возникало. Я как-то всегда с легкостью отдавал эти вопросы на течение самой жизни, даже когда еще не был христианином. Возможно, правда, потому, что не чувствовал по-настоящему важности этих шагов, что они повлияют и на дальнейшую жизнь, относясь где-то к ним инфантильно. Помню, как почти не переживал, что не поступил в библиотечный техникум, не хватило одного балла (способности же были). А сейчас понимаю, что это и в самом деле просто был не мой путь. Ну, а затем уже, по приходе в Церковь – в самом деле был готов эти вопросы доверить Богу.

- Если я не в состоянии принять определённое решение, что меня сдерживает?

Обычно – недостаток информации о ситуации и ее подоплеке. Тогда считаю, что с решением лучше не спешить, если позволяет время.

- Доверяю ли я своей Высшей Силе заботу обо мне?

Думаю, что да. Хотя трудно подчас определить, где доверие ВС, а где просто несерьезное восприятие жизни, отсутствие серьезного опыта выживания. Давно стал забывать, что такое недоедать и что такое отсутствие финансов на покупку предметов первой необходимости. Часто кажется, что все само собой как-то или иначе должно образоваться, и «все пройдет».

- Как Третий Шаг мог бы мне помочь не ввязываться в ситуации, создаваемые другими?

Он уже начинает помогать. Особенно в ситуациях, относящихся к близким зависимым, и любимому центру реабилитации, к которому привязался, но в коллективе которого возникало немало внутренних противоречий и проблем, угрожавшими центру серьезным кризисом.

- К каким последствиям привело моё навязчивое внимание к проблемам других людей?

Оказывал «медвежьи услуги», «примирял лбами», оттягивал время, когда осознал по-настоящему собственную пустоту, чтобы затем заняться ее наполнением.


- Когда я "позволяю событиям идти своим чередом и полагаюсь на Бога" в Его заботе о моей жизни, хочу ли я следовать указаниям, которые получаю?

Я не помню, чтобы получал какие-то прямые указания «свыше». Такие «откровения», включая приходящие мысли и чувства (воспринимаемые как «подсказки» «извне»), у меня могут вызвать только реакцию отторжения. Я им не доверяю. Гораздо безопаснее, на мой взгляд, основанный на опыте Церкви, именно доверять Богу, направляющему череду событий согласно Его Промыслу.

- Как я препоручаю какую-либо ситуацию и позволяю, чтобы результаты появились в естественном ходе событий?

На самом деле, если ход событий противоречит моим ожиданиям и интересам, то поначалу вызывает неприятие и желание переиначить. Принятие - с миром или с унынием - приходит уже потом. Я только начинаю учиться препоручению, «разжимая пальцы». Получается – через раз. Как препоручаю (когда получается)? Просто внутренне соглашаюсь с тем, чтобы события привели к тому, к чему приведут, даже если у меня есть определенные ожидания и интересы. На настоящий момент наиболее ярко это проявилось в том, что, при последних кризисах, я на какой-то момент смог внутренне, в своем сознании, позволить реабцентру закрыться, если он не сможет выжить. Хотя это принятие возможного будущего далось очень нелегко, после эмоциональной немалой боли и проигрывания моих больных ролей. Правда, когда «позволил закрыться», реабцентр как-то сам собой стал оживать и чувствует себя очень даже неплохо.

- Как я могу остановить себя от попыток забрать назад свою волю?

Усилием воли же, напоминанием себе принципов Ал-Анона и Евангелия, специальным внутренним настраиванием на отдачу. Но на самом деле, получается слабо. Легче препоручить жизнь (чтобы Бог заботился – разумеется, согласно моим ожиданиям, или, по крайней мере, чтобы было не слишком больно). А вот волю – не хочется. Слишком в меня въелось своеволие. Поэтому и прорабатывать 3-ий шаг мне очень тяжело. Я и пишу эти вопросы, чтобы хоть как-то понудить себя к работе по этому Шагу (сами по себе вопросы во мне мало откликаются, по сравнению с вопросами первого Шага).

- Что я делаю, когда любимые мною люди принимают решения, которые мне не нравятся?

Если не удается переубедить – рано или поздно доводится смиряться.

- Как я могу позволить любимым мною людям искать и выбирать их жизненный путь, также как я это делаю сам?

Благодаря полученному в Ал-Аноне новому пониманию устройства жизни и человеческих взаимоотношений. Это постепенно приходящее понимание от-личности их жизни от моей.

- Что мне нужно сделать, чтобы попытаться увидеть других такими, какими их видит Бог?

Считаю, что в этом и состоит христианское искусство – научиться смотреть на мир глазами Бога. Читать Новый Завет, упражняться в христианских добродетелях. Очень помогают запавшие мне слова старца Паисия Святогорца – о двух типах зрения. Есть люди, которые смотрят на мир глазами пчелы, видя цветы. А есть – смотрящие глазами мухи, видя навоз. Когда я их вспоминаю, в самом деле как-то меняется зрение. Но много мешают усвоенные стереотипы, привычка мерять «своим аршином».

- Как я могу выражать волю Бога в своих действиях и словах, обращённых к другим людям, включая алкоголика?

На это не претендую. Важнее – просто не мешать Ему Самому сказать им необходимое для них. Для этого и существует принцип принятия своего бессилия и отстранения. Хотя в моей практике и были «случайные» встречи и беседы, которые по-человечески не могли быть запланированными или предугаданными (слишком много «случайных звеньев» в цепи событий, приведших нас к встрече), и после которых люди оказались в АА или Ал-Анон и благополучно выздоравливают, даже опережая меня. И я понимаю, что здесь действовал не я. А как это произошло – не знаю, и знать не собираюсь. Просто это было, и все.

Добавление.
1. Одна из главных причин трудности для меня Третьего Шага изложена в ежедневнике «День за днем в Ал-Аноне» за 8-ое сентября. Мне нужны гарантии. А поскольку гарантий, что все будет, как хочу и надеюсь – нет – мой эгоцентризм понуждает меня не отпускать ситуацию и не передавать ее в руки Бога. А вручение Ему своей воли вообще равносильно смерти.
Это очень созвучно Евангелию. «Отвергнись себя и возьми свой крест», « ибо кто хочет душу свою сберечь, тот потеряет ее, а кто потеряет душу свою ради Меня, тот обретет ее». Моя воля глубоко больна, как и сознание, как и чувства, как и тело с его страстностью. Грех (одним из главных проявлений которого является мое своеволие) для меня стал второй природой, как для алкоголика алкоголь, он вросся в меня. Он вживился во все мои капилляры и нервную систему. И поэтому отдирать его – не просто больно. Это выдирание ««по живому». Поэтому и есть в Церкви афоризмы – «в раю нераспятых нет» и «дай кровь и прими дух». Но грех, как и любой наркотик, дает еще эйфорию. Мне приятно им услаждаться, и чувствовать себя в центре мироздания. Я хочу оставаться самоценностью, пребывать в самоудовлетворенном состоянии. Чтобы жизнь текла в спокойном приятном русле, без больших трудностей и преодолении себя. Не для этого ли я и хочу, чтобы вокруг меня никто не пил, не страдал, все мило улыбались – «ты прекрасна, жизнь!». И пока я не соглашусь умереть для своеволия - я не воскресну для новой жизни. 3-ий Шаг как раз к этому и подводит, только более мягко и прикрыто, чем Евангелие. Только вот есть мысль исподтишка – а вдруг умру – но не воскресну?
2. Вторая трудность – отсутствует в описании опыта Программы, но имеется в христианском сознании. Грех – это стена между мной и Богом. Совершая грех, я разрушаю в себе образ Божий, а значит, изменяю Богу. Есть грехи, которые мне самому противны, я их не хочу совершать, я в них искренне каюсь, и они очищаются благодатью Божией. Но есть грехи, переросшие в любимые страсти, которые мне нравятся, и от которых по-настоящему не хочу избавляться. Поэтому, каждый раз после исповеди, я их вновь повторяю, это уже много лет, и я чувствую себя виновным перед Богом. И это стационарное чувство вины не дает по-настоящему раскрыться Богу, позволить Ему действовать в моей жизни («вот пусть что-то подкорректировал бы, а здесь, внутри меня – не хочу, здесь мой грех любимый, Который дороже мне Бога на данный момент»). И это же чувство вины лишает меня возможности довериться Богу, просить у Него о чем-то с верой. Ведь я знаю, что Он мою просьбу – вот, исполнит, а я ему скоро вновь отвечу изменой. Я не хочу пускать Его во всю жизнь. Я готов отдать Ему часть времени – в виде молитвы, посещения богослужения, внешнего соблюдения устава постной пищи (не отказывая при этом в излишестве и во вкусовых качествах), готов отдать ему ситуацию с алкоголиком, неприятности на работе и в семье. Готов на исповеди отдать Ему свои грехи. А дальше – извини, но это мое время, мои интересы, желания, любимые страсти – и это отдавать Тебе не хочу!
Пожалуй, эти два пункта и являются основными причинами, по которым мне трудно работать по Третьему Шагу. Неготовность, нерешительность, противление воли (ведь Шаг – как пойти по водам ко Христу – и хочется и боязно, и страшно опору в виде лодки терять, и из уюта обыденности выходить, и страх, что, отказавшись от любимой страсти, ни с чем останусь) – останавливают перед подлинным принятием решения. Это раньше я думал, что доверяю Богу и готов жить Им. Как раз Ал-Анон и открыл мне глаза на мою «христианскость». «Имущие образ благочестия, силы же его отвергшиеся» - это про меня.
Но я рад этому прозрению. Благодаря Третьему Шагу я стал лучше понимать себя, стал более честным по отношению к себе. И есть надежда, что рано или поздно получится. А в этом мне помогут следующие Шаги, включая Шестой и Седьмой, которыt как раз можно использовать по отношению к любимым еще грехам.
Вообще, во всей Программе Третий Шаг считаю центральным. Первые два подготавливают к нему, остальные, с 4—го по 11-ый – помогают Его исполнить. 12-ый – это уже свидетельство об обретенном опыте.
Евномий +3 750 4 комментария **
Ответы на вопросы по Второму Шагу
Каково моё представление о Высшей Силе в настоящее время?
Это Бог, как он открывается в Новом Завете и в Церкви. Труднее говорить о действии Бога в Ал-Аноне, насколько это корректно. Но есть пословица – Бог помогает через людей. И Ал-Анон для меня – однозначно сила, превышающая мою собственную, которой я могу доверять, и на которую могу опереться. Бог – это Личность, к Которой можно обратиться на Ты, и сказать «спасибо» за дар Луны, звезд, заката, росы, жизни, свободы, самосознания. И, что очень важно для меня, Его Любовь совершенно не созависима, и все мои попытки, чтобы Он исполнял мою волю, когда она направляется не в нужную сторону, заранее обречены на неудачу. При этом, похоже, он умеет отделять меня как Свой образ, от моей болезни (грех – это болезнь, созависимость для меня – результат искажения в человеке образа Божия, и последовавшего сразу вслед за грехопадением извращения взаимотношений). Иначе бы я эти строки уже не писал.

- Что требуется для того, чтобы позволить измениться моему представлению о Высшей Силе?
Не думаю, что есть необходимость в этом изменении. Может измениться мое представление не о Нем, а о Его действии, Его Промысле в моей жизни. Может меняться также степень познания Его – я могу становиться ближе или дальше от Него, жить Им, и забыть про Него. Во многом это зависит от моего «я» - насколько оно будет мешать, или же я смогу «разжать руки» и дать Ему действовать в полной мере. Т. е., требуется что-то делать со своим банальным эгоизмом, с привычкой, что все должно вращаться вокруг меня. Преодолевать, Его помощью, свои страсти и очищаться от грехов (Пятый и прочие Шаги).

- Повлиял ли прошлый опыт на моё представление о Высшей Силе? Если да, то как?
Даже когда я был честным пионером, я хотел верить, что есть какая-то потусторонняя сила, которая может как-то влиять на мою жизнь. Я не знал, что делать со своими комплексами и слабостями, и мне хотелось найти какую-то мистическую силу, которая будет выручать меня о неприятностей – напр., от вызова на уроке, к которому не подготовлен. На какой-то недолгий момент в последних двух классах школы меня интересовала тема потустороннего зла (хотелось отдаться все наполняющей ненависти, уничтожить мир – за то что он есть, и он неплох (весна, солнце), а мне – плохо, п. ч. я бессилен перед семейными проблемами и собственной слаборазвитостью).
Возможно, именно чувство беззащитности, когда пришло понимание, что у меня в семье далеко не все в порядке, способствовало раннему пробуждению осознания смерти - в атеистической подаче. И этот страх смерти во многом тоже определил мое отношение к ВС – я хотел, чтобы Она существовала - обеспечивая мое личное бессмертие и, как сказал, для самоутверждения. Иными словами, ВС – это то, что Я могу использовать в своих интересах, но Которой я ничего не должен. Можно сказать, что все это переживание, эти детские поиски были в рамках детского восприятия мира и подросткового бунтарства, но понадобилось время жизни в Церкви, чтобы понемногу от этого представления освобождаться. НЕ могу сказать, что освободился. Только некоторые сдвиги.

- Что я надеюсь приобрести, принимая идею о Силе, более могущественной, чем моя?
Точнее, не что, а кого. Себя – как свободную личность, как образ Божий. И выход из душащего самолюбия, из замкнутости на самом себе. Заполненность своей пустоты Божией благодатью, Его Жизнью и Его Вечностью. Глубочайший, подлинный смысл жизни.

- Чувствую ли я духовное руководство над моей жизнью? В чём это выражается?
Врачуя меня – через таинства Церкви, через Ал-Анон, вместе с тем Бог позволяет мне падать – и извлекать самому уроки от падений, чтобы я повзрослел. Его действие в моей жизни, гл. обр., видны из самой жизни. Невидимо, Своей рукой, он указывает и даже где-то слегка подталкивает (ненавязчиво, оставляя за мной право выбора) на путь – через встречи, события, «случайности», через попавшуюся вовремя под руку книгу или даже просмотренный фильм, через мигрень и телефонные звонки и т. д. Часто это вначале и незаметно, но когда потом оглядываешься – ясно видишь Его десницу. А еще я заметил, что через меня Он, похоже, действует и в жизни других людей. В т. ч. – направляя, разными судьбами, порой «совершенно случайно», ко мне тех, до кого я могу донести идеи Ал-Анона, и некоторые из них в самом деле не только пришли в Сообщество, но уже и сами могут помогать другим своим опытом выздоровления.
А вот психо-эмоциональным переживаниям и изменениям в этом плане я не придаю особого значения. Слишком легко за действие Божией благодати, Его Промысла, принять психологические, психические изменения, происшедшие вполне естественным образом. Путаница в этой области может увести далеко в ненужную сторону.

- Каков для меня образ Высшей Силы, которую я нашла/нашёл в Ал-Аноне?
Понятие Бога у меня сформировано до прихода в Ал-Анон, в жизни в Церкви. В Ал-Аноне у меня усилилось ощущение, что я могу открыться Богу, доверять Ему, опереться на Его помощь, подаваемую, в т. ч., через Ал-Анон.

- Что означает для меня «позволить событиям идти своим чередом и положиться на Бога»?
Синоним «отпустить» и довериться Его Промыслу, даже если на данный момент он мне непонятен, и противоречит моим ожиданиям и представлениям.

- Что означает для меня вера?
Отклик на призыв, и изменения, в согласии с верой, во всех сферах моей жизни. В этом для меня отличие веры в Бога от веры в жизнь в других звездных системах. Последняя ведь реально к моей будничной жизни никакого отношения не имеет. А Бог – имеет.

- С кем и при каких обстоятельствах мне удобно обсуждать мой духовный опыт?
Для меня это интимная сфера, и я не люблю ее обсуждать. По необходимости – с духовником, и только частично – в группе. Спонсора у меня нет.

- Что бы я мог(ла) приобрести, если бы поверил(а), что меня может любить и поддерживать Сила, более могущественная, чем я?
Пойти по водам волнующегося моря. Ибо в центре бури – Христос, Который для меня и есть вочеловечившаяся Любовь. Но пока такой полноценной веры у меня еще нет. Я только учусь.

- Что означает для меня «пришли к убеждению»?
Открыть для себя опытным путем, что, при многократном повторении одних и тех же действий, ждать других результатов не приходится. И тогда – сдаешься. А принятие поражения, что я сам – бессилен, - поворачивает в сторону превышающей меня ВС уже по-настоящему. П. ч. другого пути, «лазейки» для «я сам», попросту не остается.

- Как ситуация с алкоголиком повлияла на моё здравомыслие? На мою жизнь?
Жизнь с обидами, недоверием, замкнутость на себе, боязнь кому-то раскрыться, охваченность сознания поведением алкоголика («где он и какой он»), сужение интересов. Особенно, наверное, в том, что у меня были неплохие способности к обучению, и мог бы учиться на «отлично». Но постоянная зажатость и страхи, переживания, не давали возможности раскрыть свой потенциал, особенно тяжело было в области точных наук. Плюс – плохое физическое развитие. От жизни легче было уйти в область воображения, фантазий, чем развиваться и учиться жить в реалиях. В результате – до сих пор приходится нести на себе последствия того, что не развил в себе в школьном возрасте. Кроме этого, до прихода в Ал-Анон часто случалась проекция отношений с братом-алкоголиком на тех алкоголезависимых, с которыми доводилось общаться длительное время. Что только усугубляло мою болезнь. Образ же отца-пьяницы до сих пор проецируется на мое начальство. И, в случае проявления им даже простой раздражительности ( не на меня, на обстоятельства), я сразу чувствую себя 12-летним мальчиком, который парализован страхом, охвачен чувством вины (не всегда понятно, за что - сразу ищу, сам, в чем провинился, что плохо сделал или в чем нарушил дисциплину) и который хочет куда-то исчезнуть, чтобы отец (то бишь теперь начальник) его не видел.
Но зато есть немалый плюс – знание изнутри психологии дисфункциональной семьи привело к тому, что работа с семьями зависимых стала, хотя не моей профессией, но уже частью жизни (включая волонтерские поездки в реабцентр и работа с семьями реабилитантов). Есть умение со-переживать тем, кто оказался в подобной ситуации, и возможность протянуть руку помощи. И мне это нравится, несмотря на частые неудачи в этом направлении.
Второй плюс, открывшийся после вступления в Ал-Анон – знание жизни в ее многогранности и разносторонности, реалистичное знание жизни общества, малодоступное тем, кто вырос в психологически и материально благополучной семье.
Третий - умение ценить маленькие человеческие радости жизни.

- Позволял(а) ли я ситуации с алкоголиком стать моей Высшей Силой? Как это происходило?
Если можно так говорить, то в том плане, что мое сознание полностью охватывалось ситуацией с алкоголиком, и его состояние (пьяный или трезвый) определяло мое поведение, мои действия, мое восприятие мира.

- Как мои взгляды исказились при попытках управлять поведением алкоголика?
Мой взгляд на мир окрашивался в черные и серые тона, когда смотрел сквозь призму тоскливого чувства бессилия и невозможности что-то изменить.

- Как происходит моё обращение к Силе, более могущественной, чем я, во время острой необходимости? Звоню ли я другому члену Ал-Анона? Своему спонсору? Читаю ли я литературу, одобренную Всемирной Конференцией Ал-Анона? Хожу ли я на собрания? Если нет, то почему?
Нет, по крайней мере пока – ввиду, что группа собирается раз в неделю, контактов вне группы мало, спонсора нет, и нет еще умения прибегать к литературе. Единственное – несколько раз практиковал, когда чувствовал острую необходимость поделиться с кем-то и получить поддержку и помощь, писать в блоге На Форрест Гамп. И это реально помогало. К сожалению, во время острой ситуации тяжело по-настоящему молиться. Молитва просто парализуется. Тяжело повернуться к Богу и призвать Его на помощь. До сих пор это не преодолел.

- Могу ли я, прорабатывая этот Шаг, описать опыт Второго Шага спонсору или на группе? Поделиться этим опытом письменно?
Я и пишу, чтобы «вывесить» на Форресте. Возможно, если будет интерес, зачитаю на группе.

- Когда я делал(а) одно и то же снова и снова, ожидая тем не менее иного результата?
Когда я еще не понимал природы алкоголизма, и надеялся, что мой близкий страдающий алкоголизмом, поймет, какую боль он приносит мне и прочим членам семьи.
Евномий +2 1988 2 комментария **
Страх потери контроля в группе - к потере контроля над собой
Сейчас второй день в командировке в реабцентре. За время моего отсутствия сменился консультант. В результате малая группа, на которой присутствовал, работала не так, как привык и ожидал. Возможно, новый консультант и в самом деле недостаточно направлял работу группы. Важно другое. Во время обратной связи реабилитантов на зачитанную работу, я почувствовал, что вместо привычного проговора чувств и проч., начинаются нападения, защиты, "объяснения". У меня возникло ощущение напряжения, возник страх, что сейчас перейдут "на личности"... Консультант, по моему мнению, должен был вмешаться, но он это все не делал, не делал, не делал - и был просто спокоен! Я не выдержал, включился. Хотел просто дать обратную связь, но сам перешел на оценку. Консультант... - все, надо самому вмешиваться! Дал прилюдно ему замечание, высказал мнение о работе группы - и мои эмоции меня "понесли". Так страх потери контроля над работой группы со стороны консультанта привел меня к попытке "спасать положение", тревоге, напряжению, и я оказался в эмоциональной воронке (отследил, что физически лицо и руки мои явно напряжены, и голос возбужден), в которой находился до конца первой части работы малой группы, а впечатление осталось до вечера. А вместо помощи группе, я сам нарушил правила работы в группе. А потом - переживание уже за это...
Потом, вечером на группе самопомощи, в ходе деления чувствами и мнениями по поводу прошедшего дня, понял что значительно преувеличивал опасность положения - и собственный "вклад" тоже. на самом деле я практически ничего не испортил, даже кому-то был полезен. Оказалось, что теперешний состав группы эмоционально гораздо более открыт, чем те, которые наблюдал прежде, ну, а у консультанта, разумеется, тоже отличается от прежнего подход. Но только вечером, через почти полдня, я смог понять, что на самом деле - я просто слишком быстро забыл про собственный Первый Шаг. Ну, раз, прописал, значит, сделал... А сегодняшний день мне популярным языком объяснил, что вторая часть Шага ("потеряли контроль над собой") будет актуален для меня всегда - особенно, когда я буду о нем забывать. Хорошо, что все это было в реабцентре,в безопасной атмосфере рабочих групп! Так из волонтера я сам на день стал "пациентом"
Евномий 0 736 32 комментария **
Первый Шаг

Мы признали свое бессилие перед алкоголем, признали, что мы потеряли контроль над собой.

[/i][/b]

Наиболее ярко потеря контроля над собой проявлялась в подростковом периоде в виде истерик и ненависти ко всему миру. Иду в школу, а в голове – желание взять автомат и расстрелять весь мир – за то, что он есть. При этом, в глазах учителей – спокойный, тихий мальчик, никому не создающий проблем (тихоня). Не мог принять и себя за все свои комплексы и неразвитость, физическую, психологическую, дикции. Впоследствии эти истерики стали проявляться очень редко, но если «срывался» - «несло» капитально. А еще – почти патологическая боязнь сближения с кем-либо, общения со сверстниками и взрослыми вне членов семьи и родственников.
Конечно, потеря контроля проявлялась и в тревоге за пьющих членов семьи, когда все мысли и чувства были захвачены ими: «где он, какой он, каким придет». Тревога за мать – и осознание беспомощности, тупика – я не могу помочь ни ей, ни им. И никакой возможности освободиться от этих навязчивых переживаний, наносящих ущерб занятиям.
Вся эта боль, тревога, ненависть к алкоголику, желание его просто задушить («ну, как он не поймет, что мне больно!»), помимо члена семьи, с которым я и дальше был в близких отношениях, которого и сейчас люблю, впоследствии стали проявляться и в отношении тех алкоголезависимых, к кому я эмоционально привязывался.
К этому можно добавить сопровождавшее меня по жизни осознание своей никчемности, ненужности, чувства вины по поводу и без особого повода, додумывание ситуаций… Да, теперь, находясь в Программе, я ясно вижу, что потерял контроль над собой.
В Ал-Аноне я узнал, что и откуда берется. Когда я изучил природу болезни, и сделал открытие, что я не один такой, стало легче. Признание бессилия перед алкоголем, правда, пришло позднее. Этому способствовали два срыва близких мне людей, случившиеся, когда я уже знал концепцию семейной болезни, и мог понимать, что происходит. Благодаря этому знанию, была возможность отслеживать, что со мной и ими происходит. Я даже заметил, что все мои знания при первом известии, что «он пьян», улетучивались, я забывал обо все усвоенном, и действовал так же, как и до знания концепции. Я действительно был бессилен перед алкоголем и собственными реакциями на действующего алкоголика. Когда же пришел в себя (по окончании запоев) – осознал, что один не справлюсь, и мне нужна помощь. Так я оказался здесь, на Форресте.

- Признаю ли я, что я не в состоянии контролировать потребление алкоголя другим человеком? Поведение другого человека?
Признаю – и принимаю. Это я смог сделать, когда, наконец, понял, что алкоголизм – не распущенность или слабость воли, и что мой близкий пьет не потому, что ему так хочется и ему на нас наплевать, а потому что он болен, не только физически, но и психо-, и социо-, и духовно. А еще помогает принять чувство внутреннего единства с другими членами Ал-Анон, которые тоже все это проходили и проходят в своей жизни. И, нельзя не сказать, помогает доверие – даже, может, не напрямую Богу, а рекомендациям и опыту Ал-Анона, за которыми – опыт тысяч семей. Вот и сейчас, когда пишу эти строки, получил сообщение, что мой близкий человек, священник, то ли в срыве, то ли на грани срыва. Но я – мысленно оперся на единство Ал-Анон, мои руки нежно держатся немного «за спину» его членами – и я не собираюсь мчаться «узнать поточнее», звонить, «что-то делать». Когда закончу писать эти строки – как и планировал, пойду в душ, а затем часа полтора просто посплю. А тот – сам в Программе, и знает, что ему делать, если захочет. Это его жизнь, и его выбор. Конечно, терять его не хочется. Но это его выбор, и я его приму, каким бы он ни был…

- Каким образом я осознаю, что алкоголик в моей жизни - это личность с отличными от моих привычками, характерными чертами и манерой реагировать на текущие события?
Это осознание пришло после вступления в Ал-Анон. Как оно пришло – даже не знаю. Теоретически это и раньше понимал. Но не мог себя отделить. Наверное, помогло общение в Ал-Аноне, изучение соответствующей литературы. Больше переключился на собственный внутренний мир. Помогает установка: я могу менять только себя, и что у меня есть своя жизнь, отличная от них. Заново переосмыслилась библейская история грехопадения – что Бог не «дал по рукам» Адаму и Еве, но, уважая их свободу, позволил им совершить свой выбор – и понести все его последствия. А я не умнее и не лучше Бога. Тем более и мне стоит учиться принимать их жизнь, какова она есть, и строить границы безопасности.
Евномий +3 661 11 комментариев **